Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
6 ноября 2018 г.

Стефано Корбо: «Невозможно отделить архитектуру от её собственного контекста»

Итальянский архитектор, кандидат наук, исследователь, доцент Рой-Айлендской Школы Дизайна и автор книг «От формализма до слабой формы: архитектура и философия Питера Айзенмана» (2014) и «Интерьерные ландшафты: визуальный атлас» (2016). Мы поговорили с ним о контекстуализме, адаптивном повторном использовании,о том, что волнует сейчас умы молодых архитекторов, и над чем Стефано сейчас работает.

– Stefano Corbo Studio – это многопрофильная студия, занимающаяся архитектурой и дизайном, интеллектуальными, экономическими и культурными контекстами. Не могли бы Вы рассказать нам немного больше об интеллектуальном контексте: что Вы подразумеваете под этим, как это работает?

– Профессиональная деятельность – это лишь один из трёх аспектов моего интереса к архитектуре. Преподавание, исследования и практика фактически представляют собой три разных, но взаимодополняющих компонента в поиске новых идей и новых оперативных стратегий.

Я склоняюсь к тому, что архитектура – это не профессия, а главным образом коллективный процесс знания: по этой причине каждый проект, в котором я участвую, начинается с анализа тех социальных, политических и экономических условий, которые предлагает тот или иной участок.

Невозможно отделить архитектуру от её собственного контекста. Нужно быть знакомым с контекстом любого социально активного проекта, прежде чем вы сможете внедрить туда свои собственные идеи. Вот почему я верю в контекстуализм: любое дизайнерское решение или вклад в основном происходит от окружающих условий. Чтобы понять этот контекст, вы должны изучить и проанализировать его.

Проект Il Tappetodi Pietra в Италии

– Стефано, Вы исследователь и доцент Рой-Айлендской Школы Дизайна (RISDRhode Island School of Design). Чему Вы обучаете студентов в первую очередь?

– В RISD я в основном провожу семинары по дизайну, истории и теории, особое внимание уделяя адаптивному повторному использованию. И здесь снова контекст вступает в игру. В адаптивном повторном использовании мы взаимодействуем с существующими структурами (от маломасштабной архитектуры до инфраструктуры) и пытаемся дать им новое значение и новое применение. Результатом должно стать слияние современного языка дизайна и традиционного языка существующей структуры. Иными словами, конечная цель проекта адаптивного повторного использования должна заключаться в достижении своего рода критической массы.

Проект Liget в Венгрии

–Вы преподавали в Университете Нанкина (Китай), Ливанском Американском Университете (Бейрут, Ливан), на Факультете Архитектуры в Альгеро (Италия), ETSAM (Мадрид, Испания) и т.д. Отличаются ли программы и способы преподавания в зависимости от страны?

– Каждая страна имеет собственную характерную традицию и систему образования. Когда речь идёт об архитектуре, то можно найти технические школы, школы дизайна, школы изящных искусств и т.д. Каждая из этих моделей имеет специфические особенности, поэтому я преподавал в разных частях света, чтобы расширить собственные горизонты. В этом отношении мой опыт работы здесь, в США, ценен, он обогащает – это возможность работать с очень сложной аудиторией студентов, потому что сюда приезжают учиться со всего мира и привносят разнообразные перспективы и бэкграунды. Каждый студент, даже имея степень бакалавра в области биологии, истории или психологии, сохраняет свою специфику, но все мы преследуем одни и те же цели.

– Сегодня появилось много новых типологий, гибридных пространств; особое внимание обращено к градостроительству и преобразованию среды. Как академическая сфера следит за этими процессами? Какие основные темы, проблемы выделяет?

– Хотя очень сложно обобщить и применить одни и те же категории ко всему академическому миру, но я бы сказал, что в зависимости от страны и школы можно проследить некоторые общие интересы.

Существуют, по крайней мере, две основные области интересов, которые студенты стремятся исследовать: с одной стороны – это общее увлечение феноменологией, тем, как архитектура и дизайн могут вызывать эмоциональные реакции пользователей. Это переводит внимание на материалы, свет, звук и пр., а также на проектирование временных структур, инсталляций, эфемерной архитектуры. В то же время другие студенты заинтересованы в проектах на уровне общин и решениях глобальных проблем – изменении климата и миграции. Фактически можно найти работы, касающиеся лагерей беженцев или инфраструктур, повышающих уровень моря.

Проект в Пловдиве, Болгария

– Можете ли Вы рассказать нам о проектах, над которыми сейчас работаете?

– Последний год я в основном преподавал и исследовал. Недавно переключил своё внимание на мелкомасштабные проекты, связанные с интерьерами. В настоящее время работаю над книгой, которая, надеюсь, будет опубликована в следующем году. Это будет репозитарий подземных, скрытых и невидимых пространств, которые также являются частью городской ткани и чьё влияние формирует нашу жизнь, не будучи физически очевидными.

– Как Ваши академические интересы коррелируют с практикой?

– Как я уже говорил, в основном я использую профессиональную практику как своего рода «поле битвы», где можно проверить обоснованность некоторых идей, теоретически изученных. В то же время архитектурный дизайн позволяет мне переводить навязчивые идеи, курьёзы и гипотезы в конкретные стратегии и пространственные решения.

Проект индустриального арт-центра в Цинциннати, США

Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта