Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
12 февраля 2018 г.

Сергей Зиновьев: «Я никогда не любил выражение «сапожник без сапог», оно не для победителей»

Молодой предприниматель, инженер, основатель компании UNECOM рассказал о том, как система «умный дом» становится обязательным элементом современной жизни, почему российские инженерные компании лучше европейских, как требовательность повышает качество проекта и о важности повышения профессиональных компетенций.

–Сергей, компания UNECOM основана в 2011 году. Изменилось ли в обществе само отношение к системе «умный дом»?

–Дело в том, что сегодня люди стали более осознанно подходить к выбору «умного дома». Если раньше он больше воспринимался как некий модный элемент комфорта, то сейчас на первом месте у будущих жильцов стоит безопасность! Люди стали беспокоиться о протечках воды, об охранной сигнализации и об экономии. Да, «умный дом» помогает экономить. Поэтому в больших домах или больших квартирах эта система становится must have. Если говорить про наших заказчиков, то это премиальный сегмент рынка, и для них в первую очередь важно приходить домой и не думать о бытовых проблемах: нажать одну кнопку на смартфоне – и чтобы все системы слаженно работали, выставилась необходимая температура, включился определённый свет.

– Спрос растёт?

– Конечно, с каждым годом спрос растёт, как, собственно, и наша компания. За последние годы мы ежегодно показываем увеличение объектов практически в два с лишним раза, несмотря на кризисы и другие негативные факторы.

– Почему Вы вообще решили заняться такими системами? Что послужило отправной точкой?

Всё началось 6 лет назад. Тогда я работал в компании, которая занималась обычной классической «электрикой». И на тот момент к нам часто обращались заказчики по вопросам установки и внедрения систем «умного дома». Начав изучать рынок, я понял парадоксальную истину –ни в России, ни в Москве в частности, не было компетентных компаний, которые могли бы предоставить эту услугу качественно. В большинстве случаев это были компании, работающие по принципу «купи-продай-заработай-убеги». Общаясь с заказчиками, получая обратную связь, я понимал, что для них выбор подрядчика – огромная проблема. Если на рынке строительства, дизайна и отделки домов уже были какие-то компании, которые делают всё качественно и хорошо, то рынок «умного дома» только формировался. Кроме того, не буду скрывать, я всегда интересовался различными гаджетами, инновациями. В итоге получилось идеальное сочетание моих интересов и запросов рынка.

– Сегодня на рынке уже много компаний, предлагающих «умные дома». Ваш успех очевиден. В чём секрет?

Я, наверное, чуть расширю рамки вопроса. Недавно я поехал в Европу и США за неким обменом опытом.Задача была простая: посмотреть, как они там всё классно делают (а я хочу напомнить, что 80% домов за рубежом – «умные»), многому у них научиться и уехать. Но! Изучив американский и европейский рынки, я обнаружил, что, как бы странно это ни звучало, им есть чему учиться у нас! Потому что рынок «умных домов» в Америке и Европе хоть и масштабный, но по компетенции низкий. У них очень низкий уровень самой автоматизации. Российские компании делают в разы качественнее и намного круче.

По сравнению с другими компаниями на российском рынке мы отличаемся подходом – мы делаем огромный упор непосредственно на программировании. Кто-то делает акцент на проектировании, у кого-то монтаж, а у нас – программирование. Почему? Потому что я считаю, что если ты делаешь качественный проект, качественный монтаж, но когда заказчик берёт в руку планшет, нажимает кнопку – а в итоге что-то не работает, неудобный интерфейс и т.д., то вся остальная работа, по сути, коту под хвост.

По моему глубокому убеждению,самое важное– программирование. И, опять же, возвращаясь к вопросу, почему российские компании лучше европейских, отвечу так: для европейцев система автоматизации – больше экономии, удобства управления.Нажали кнопку – включилась люстра, нажали другую кнопку – открылись шторы. Для российского производителя «умный дом» – это в первую очередь сценарная работа,это череда определённых параметров, экономия времени и упрощение бытовых вопросов. Вы пришли, к примеру, домой после тяжёлого дня, нажали кнопку «сценарий «Вечер»» – и началась сказка: автоматически закрылись шторы, плавно приглушился свет и включился телевизор на любимом канале. Вам уже не нужно выполнять 5-6 действий для этого, а достаточно просто нажать одну кнопку на смартфоне.

Программирование

– Это своего рода психология?

Те заказчики, которые приходят в нашу компанию и кому мы делаем «умные дома», уже начинают жить по неким сценариям, которые мы программируем: «утро», «вечер», «кино», «друзья». Они уже не думают о том, как включить отдельную люстру или закрыть определённую штору – всё это включено в конкретный сценарий. В большинстве случаев, при строительстве второго жилья,они снова обращаются к нам, но приходят уже с чёткими пожеланиями и сценариями, к которым привыкли. У нас даже есть заказчики, которые полностью отказываются от выключателей – у них всё на датчиках движения, на телефоне, на планшете.

– Как изначально разрабатываются сценарии: вместе с клиентом – вы учитываете его конкретные пожелания, или предлагаете свои решения?

Конечно, это плотная совместная работа. Но зачастую люди, особенно те, кто не сталкивался прежде с «умным домом», выбирают такую компанию, чтобы прийти и сказать: «Ребята, я ничего не знаю, вы профессионалы – скажите, как должно быть». Это очень грамотный подход и понимание того, что нам доверяют. В дальнейшем, после завершения объекта, мы всегда даём заказчику месяц-два «пожить» с той системой, которую мы программируем, чтобы он уже понимал, что ему удобнее. Например, в большом доме клиенту с прикроватным выключателем комфортно, но так получилось, что удобнее выключать свет в коридоре.Именно этот период важен, т.к. это личный опыт, а программировать сценарий на любую группу света, на любую штору не составляет никаких проблем.

Программист, работающий над сценарием, практически проживает жизнь заказчика в доме. Приведу простой пример. Недавно мы сдавали особняк примерно 1500 кв. м, там был лифт для телевизора, спускающийся с потолка, и заказчик поставил такую задачу: я прихожу вечером домой, хочу лечь на кровать, нажать кнопку – свет выключился, телевизор включился на определённый канал, ничего больше не работало. И мы настолько досконально продумывали сценарий, что наш программист считал шаги – сколько нужно дойти до кровати, лечь, и в это время плавно выключился свет, одновременно опустился лифт для телевизора… Мы обязаны продумать каждую мелочь.

– Индивидуальный подход?

Конечно! И никак по-другому! Есть общие настройки, такие как:«освещение», «климат» и прочие. На этапе программирования у нас всегда составляется техническое задание, в котором всё тщательно прописывается: нормы, по которым мы работаем, предложения, сценарии. Дальше мы садимся с заказчиком и каждый пункт проговариваем.

Если, к примеру, вы пришли вечером домой, то датчик движения в коридоре считывает, что сейчас, например, 10 вечера: нужно закрыть шторы и включить приглушённый свет… Или, если мы идём в ванную комнату ночью, то датчик движения поймёт, что сейчас ночь и включать яркий свет точно не нужно, поэтому включится подсветка на 10-15%. Это малая часть общих и так называемых базовых параметров.

Так как программирование у нас идёт практически на этапе завершения объекта, то это позволяет нам пройтись по дому, понять, как и где удобнее управлять и всё согласовать с будущими жильцами.

– Работаете ли вы с дизайнерами?

– Обязательно. С дизайнерами мы плотно работаем, начиная с проектирования, потому что в большинстве случаев это некий симбиоз дизайн-проекта и нашего проекта. Потому что без дизайнера мы просто не справимся! Тем более, «умный дом» – это и есть часть стиля и дизайна. Всё начинается на этапе проектирования и заканчивается уже практически на сдаче, потому что дизайнер участвует в том числе и в разработке сценариев, так как всё-таки он «делает» всю квартиру, задаёт в ней атмосферу и поэтому ему не всё равно, что там будет.

– С какими дизайнерами вы работаете: отечественными, зарубежными?

И с нашими, и с зарубежными.

– Можно ли выделить отличия работы с отечественными и зарубежными дизайнерами, потребности, задачи?

– Я считаю, что когда дизайнер очень тщательно подходит к проекту, когда он очень требовательный, это хорошо. Потому что чем больше требовательности, тем выше получается уровень проекта. Итальянцы, с которыми очень часто работаем, в этом плане менее требовательны, они создают дизайн и говорят: «Ребята, работайте. Делайте, как хотите». Нам приходилось информацию из них буквально выуживать! И при этом, конечно, есть разница менталитетов, разница в строительстве домов. Например, в Италии есть отдельные розетки для утюга, для пылесоса, для чайника и для телефона – все они имеют разный «ампераж». Я говорю: «Рафаэль (так звали нашего дизайнера), в России так не работают. Все розетки должны быть одинаковы. Гарантирую, что вот сюда «засунут» пылесос, а сюда – чайник, и розетки сгорят! В России лучше перестраховаться». Очень много таких моментов, где приходится притираться (улыбается).

Конечно, с российскими дизайнерами проще, лучше. Несмотря на то, что они требовательны. Наши очень тщательно прорабатывают каждую мелочь, обсуждают, какие группы, куда и откуда будут включаться, какие шторы в какой сценарий заложить и пр. Российские дизайнеры нам всё-таки ближе.

– Может ли заказчик вручную изменять параметры в уже запрограммированном сценарии, если вдруг возникнет такая необходимость?

Всё зависит от заказчика. Мы делали подобное, когда на самой панели есть раздел редактирования и заказчик там выбирает группы света, время, записывает названия сценариев. Всё это можно делать самим, но в основном такой потребности нет, потому что нашим заказчикам просто не до этого. Они, как правило, говорят: «Вы профессионалы, сделайте как надо, я поживу, если нужно будет откорректировать – откорректируете». Хотя были запросы, особенно в довольно больших домах, когда клиент хотел именно самостоятельно управлять всей системой.

– Были ли у вас проекты, когда заказчик пожил в доме без системы «умный дом», а потом захотел её сделать? Возможно ли это?

– К сожалению, система «умный дом» не позволяет автоматизировать готовые дома, это всё-таки этап строительства. Потому что проводка совершенно другая – новые кабели, новые датчики…

Заказчиков, которые живут в доме и готовы сделать там полностью ремонт, за 6 лет работы пока не было. В основном, наши заказчики – это те, которые строят дом, квартиру, если хотят сделать ремонт,и там уже проводят систему. Был заказчик, который жил в доме 800 кв. м без «умного дома», ему там стало тесно, он построил дом 1500 кв. м, практически через дорогу, с мультирумом и остальными дополнительными функциями автоматизации.

Буквально вчера к нам приходил заказчик, у которого две квартиры в Лондоне с «умным домом». В Москве он строит дом на 600 кв. м и тоже хочет«умный дом». Сказал, что он без этого уже не может, настолько привык и не готов заходить в гостиную, видеть «пианино» из выключателей и вспоминать, что из них и для чего. К комфорту привыкают… Это как, знаете, хороший автомобиль: с автоматическими стеклоподъёмниками, климат-контролем. А потом садишься в другую машину, где все настройки вручную, то жарко, то холодно, и уже дискомфортно.

Проект в Москве

UNECOM предоставляет целый ряд услуг: «умный дом», мультимедиа, домашний кинотеатр, телекоммуникации, электроснабжение, безопасность. Понятно, что «умный дом» может всё контролировать и управлять всеми этими процессами, но что является базовым?

Нужно понимать, что «умный дом» – некий дирижёр всех инженерных систем, который управляет музыкой, светом, шторами, отоплением, климатом, безопасностью. Базовые функции – это свет, шторы, климат – то, что влияет на комфорт в первую очередь. К ним добавляется оркестр управления: музыка, безопасность, контроль протечки воды, газа и пр.

Но за всё время работы, у нас, наверное, не было такого, чтобы заказывали только базовые функции «умного дома». Всегда берут пакет. Конечно, кто-то может не брать «музыку», кинотеатр, а потом добавить со временем. Наверное, наиболее ходовые – безопасность, климат, свет, шторы, музыка.

– Если в «умный дом» можно добавить функции, то можно ли их убрать? Например, сделали и кинотеатр, и музыку, а потом человеку по каким-то причинам это не стало нужно.

Убрать, наверное, сложно, потому что всё это устанавливается в соответствии с дизайном, отделкой. Часто происходит обратная ситуация: когда, например, не хватает каких-то «бюджетов», то в дальнейшем идёт добавление элементов. Чтобы кто-то просил убрать какую-то функцию или элемент, такого пока ещё не было. Мне кажется, что если люди устанавливают функцию управления или комфорта, то они ей всё-таки пользуются. Когда мы делаем проект, то, как правило,создаём некий задел на будущее, для добавления каких-то элементов и функций при проектировании. То есть всегда делаем скелет «умного дома», даже настаиваем на этом, чтобы потом у человека была возможность добавить функционал. Когда заказчик готов, например, спустя год, установить мультирум – не проблема: на потолке сверлится отверстие, ставится колонка – музыкальный фон готов. Это лучше, нежели вы построите дом, сходите к соседу, поймёте, что музыка или климат-контроль – классно, а у вас уже мрамор и гранит везде лежат.

– Каким Вы видите идеальное сотрудничество всех участников процесса – партнёров, заказчиков, подрядчиков?

Мне кажется, что в сотрудничестве всегда и у всех самая большая проблема – собственное понимание всего процесса. Вот поэтому и возникает множество спорных ситуаций. Например, те же подрядчики по вентиляции зачастую не понимают, что нам нужно для управления, какое необходимо дополнительное оборудование, как программировать их систему, чтобы мы с ними работали. Дизайнеры часто «рисуют» по классической схеме и говорят: «Вы лучше её сами исправьте».

Конечно, в первую очередь нужно повышать компетенцию всех участников процесса, чтобы все понимали, что «умный дом» сейчас – это не какое-то уже новшество, которое ставят единицы, а это система, которую в скором времени начнут ставить все. Например, если взять направление, в котором мы работаем, – «Новая Рига», то там уже каждый второй дом автоматизирован.

Я считаю, что первостепенно нужно повышать уровень знаний систем автоматизации у дизайнеров, строителей, специалистов по отоплению и вентиляции, чтобы «притирок» было всё меньше и меньше. Конечно, в идеале можно построить компанию, в которой работают и дизайнеры свои, и «вентиляционщики», «отопленцы» и т.д., чтобы вообще все эти вопросы снять. Но с каждым годом я всё больше убеждаюсь, что выгоднее и лучше работать с компетентными компаниями на этом рынке, с «топовыми» дизайнерами. Просто нам нужно найти точки соприкосновения, понять, как действовать вместе. Будущее, я думаю, за компаниями, которые умеют качественно находить партнёров.

– В вашей сфере есть курсы повышения квалификации, образовательные программы? Может быть, Вы сами читаете лекции?

Конечно. Все наши сотрудники, без исключения, проходят регулярные курсы повышения квалификации по всем нашим направлениям, по всему используемому оборудованию. А как без этого?  В том году как раз выступали в «Гостином дворе» на ежегодной выставке «Зодчество», в рамках которой проводился форум «Лучшее для жизни». Мы были номинированы с одним из наших проектов, а потом нас попросили рассказать о системе «умный дом», получилась такая макси-презентация, мини-интервью для широкой аудитории – журналистов, дизайнеров, архитекторов.

– Как Вы считаете, необходимо ли ввести в архитектурных школах, университетах курсы по «умному дому», автоматизации?

Обязательно! За этим будущее. Как бы люди от этого ни открещивались – понятно, что всегда тяжело изучать что-то новое, все с нежеланием на это идут, но это нужно принимать как должное. И, думаю, если архитекторы и дизайнеры хотят работать в больших домах, на больших объектах, то с вероятностью 99,9% там будет стоять «умный дом». А если они в этом компетентны, способны интегрировать систему автоматизации в дизайн-проект, то это однозначно повысит их профессионализм.

– Не планируете начать преподавательскую деятельность?

Я вообще, если честно, патриот. Наверное, насмотрелся каких-то американских фильмов, в которых образ российского инженера не особо котировался. У меня всегда была мечта – поднять имидж инженеров в России, чтобы их ценили. Наверное, уже пора с чего-то начинать.

ВУЗы сейчас развиваются в направлении систем автоматизации домов. В частности, начиная с этого года, нас очень активно начали приглашать ведущие инженерные и строительные вузы страны для проведения лекций и семинаров. Главное, что все начали понимать необходимость развития в данном направлении.

– Вы участвовали в премии ProIntegrationAwards, ваш проект «Монтевиль» был признан лучшим. Можете ли Вы рассказать о нём немного больше? Насколько важно участие в конкурсах?

Конкурсы всегда интересны, они однозначно нужны, потому что, как минимум, это некая обратная связь от твоей работы, ты понимаешь, что всё, что ты делал – не зря. Например, к нам приходят устраиваться программисты из других сфер. И когда я их спрашиваю, почему они хотят работать именно у нас, они отвечают, что это единственная сфера, где можно быть программистом и получать «фидбек». Ты понимаешь, что делаешь, видишь результат, видишь, как заказчик живёт и получает удовольствие.

Конкурсы, выставки и подобные мероприятия однозначно нужны, это доказательство не только самому себе, но и другим, что ты идёшь правильным путём, что ты точно делаешь правильные вещи, люди готовы за тебя голосовать и выбирать тебя из лучших. На премии ProIntegration Awards были очень достойные кандидаты!

«Монтевиль» – очень интересный проект, несмотря на то, что мы работали с итальянцами, о которых уже сегодня говорили, и было много коммуникационных сложностей. Всё-таки мы инженерная компания, английский знаем, а итальянский ещё нет (улыбается), поэтому работали с переводчиком. Проект получился очень интересным, потому что в нём было внедрено множество функций: лифты для телевизора, много датчиков, сценарной работы. Да и дом сам по себе большой – 1500 кв. м, и он практически весь был «нафарширован» всем возможным, т.к. у нас в стране дома строятся не на год-два, а на целые поколения. И, как минимум, нужно закладывать системы, которые и в настоящем, и в будущем будут актуальны. Я считаю, это очень правильный подход, а полученные призы и первые места являются тому подтверждением.

«Монтевиль»

– К разговору о перспективах: по Вашему мнению, что изменится в «умном доме», что уже меняется? Прорабатываете ли Вы будущие сценарии, возможно ли их предугадать?

Я на самом деле много об этом думаю. Пока что «умный дом» – это некая система, которая управляет всем комфортом и бытовыми вопросами за тебя. Но я полагаю, что в дальнейшем, так как уже сейчас в наших телефонах есть шагомеры, измерители пульса и пр., будет интеграция всех этих систем и «умного дома». Например, когда ты приходишь домой, он считывает с телефона твою активность и понимает, что ты пришёл из спортзала, поэтому нужно включить один сценарий, если ты пришёл в воскресенье с прогулки – другой. То есть за счёт получения данных со всех гаджетов он сможет предугадать используемые сценарии. Я думаю, что мы к этому идём. И Apple, и Google очень плотно работают в направлении автоматизации.  То, что Apple делает своё устройство по автоматизации, конечно, классно, но я пока не до конца в это верю, потому что всё-таки это иностранная компания, сложной сценарной и сложной логической работы по автоматизации там нет. Симбиоз того, что предлагают Apple и Google – интеграция всех устройств, получения статистики и нашего «умного дома» – и будет идеально!

– Сергей, есть ли у вас любимые проекты?

– Я думаю, любимчиков у меня нет. Всё-таки это не бизнес, который работает на массовость, когда заказы проходят, а гендиректор или руководитель компании вообще не в курсе, что произошло. Здесь я каждого заказчика знаю лично, они знают меня. Все заказы индивидуальны, интересны. Более того, все заказчики – люди очень интересные!

– А есть проекты со сложными задачами, как головоломки, которые интересно решать?

Конечно. Чем заказчик требовательнее, чем заказ сложнее, тем для нас – инженерной компании – интереснее.

Дело в том, что мы работаем не только в Москве. У нас много объектов по всей стране – Краснодар, Сочи, в Гудермесе делаем сейчас очень большой проект, в Хабаровске… Заказчики из других городов, к слову, практически не отличаются от столичных! Мы делали квартиру (250 кв. м)в жилом комплексе в Хабаровске.Так там автоматизации было миллионов на 40! Это был один из самых интересных проектов, на 100%. Всё было в датчиках, заказчик хотел видеть энергосбережение в виде диаграммы, хотел понимать, когда у него пик потребления энергии, хотел знать, какие у него тепловые характеристики в каждой комнате. Проект шёл очень долго, но был очень интересный!

Проект в Хабаровске

– Безопасна ли такая полная автоматизация (множество датчиков) для здоровья?

Конечно. Мы работаем только с проводными системами. С беспроводными системами wi-fi, zigbee мы уже не работаем, потому что всё-таки, как я уже говорил, наш сегмент – премиум, где ты должен быть абсолютно уверен, что всё будет работать как часы. Никогда не должно быть никаких проблем, а в беспроводных системах они бывают. Раньше мы ими занимались, но сейчас отказались. В проводных системах нет никаких магнитных полей, излучения. Датчики движения стоят на потолке, в радиаторах, на кондиционерах. Например, комфортная для клиента температура 20℃, он не хочет думать, дали ли отопление или нет, неважно, лето за окном или зима. «Умный дом» запрашивает данные с датчика, который стоит в радиаторе, есть ли вода, есть ли температура, если нет – включает кондиционер на тепло, но перед этим собирает данные о температуре с датчика, который стоит на улице, чтобы включить кондиционер (при -10 кондиционер не работает). Если там -5 или 0, кондиционер включается и прогревает помещение до 20℃. Как только появляется температура в радиаторе – пошла горячая вода, кондиционер отключается, чтобы экономить энергию, подключается радиатор.

–Можете ли Вы составить общий портрет заказчика, работаете ли вы с организациями, или только с частным сектором?

Мы работали и с организациями, но всё-таки пришли к тому, что нужно сосредоточиться на частных. Не скажу, что нам неинтересен корпоративный сегмент – офисы, бизнес-центры, просто мы пока туда не дошли. Почему всё-таки частные? Потому что нам приятно получать обратную связь. Например, мы делали систему безопасности на одном известном государственном военном объекте. Когда я туда пришёл спустя время, увидел, что возле устройства, которое всем управляет, стоит солдат, а само устройство выключено из сети. Я и спросил, зачем он тут стоит? «Оно начало пищать, пришёл майор, сказал выключить из сети и охранять». Хотя там и инструкция есть. Было обидно, потому что столько сил и энергии было затрачено на этот объект. И тогда я понял, что в частном секторе такого точно не будет. Частные заказчики чётко понимают, для чего они это делают, понимают, что они будут этим пользоваться. Вот поэтому мы полностью ушли в частный сегмент. К каждому из наших проектов мы относимся, как к самому единственному и индивидуальному.

Портрет заказчика составить сложно. С каждым годом он меняется. Раньше в основном были консерваторы, люди от 50 лет и старше, которые уже были готовы строить большие дома. С каждым годом целевая аудитория расширяется, потому что приходит понимание того, что «умный дом» становится необходимостью.

Конечно, большим препятствием является стоимость, потому что оборудование иностранное и из-за курсовой разницы стоимость очень высокая. Но если стоимость будет снижаться, или зарплаты в России будут расти, то будет больше заказчиков, способных этим пользоваться. Думаю, что мы дойдём до того, что это станет массовым.

– Компания UNECOM – официальный дилер нескольких брендов оборудования, как они выбирались, какие основные критерии?

За 6 лет мы «перелопатили» огромное количество оборудования. На этом рынке, могу с уверенностью сказать, всё приходит только с опытом. Потому что многие бренды заявляют одно, а по факту – совсем другое. Очень много компаний-стартапов на рынке автоматизации и «умных домов», которые делают дёшево, но у них нет опыта реализации проектов. Конечно, я только за, чтобы компании открывались, люди пытались в этом направлении двигаться, рынок расширялся, но всё же нужно начинать с малого.

Сейчас мы готовы брать большие дома. Например, делаем дом 7700 кв. м в Грозном. Естественно, на таком объекте мы понимаем, что должны быть только стопроцентно работающие решения, проверенные не производителем, а нами лично. Те, которые мы уже ставили и готовы нести за них ответственность, дать гарантию на это оборудование.

Проект в Грозном

Сейчас сформировался некий портфель брендов, с которыми мы уже работали, в которых уверены. Например, мы являемся дилером немецкого бренда акустических систем Burmester, одного из самых премиальных на рынке. В розницу акустическая система, проигрыватель и усилитель стоят порядка 6 млн. В своё время, когда стояла задача выбора стереосистемы, я понимал, что заказчик будет прислушиваться к тому, что мы будем рекомендовать, а рекомендовать мы можем только то, что реально нам нравится, то, чем мы пользуемся. Я никогда, если честно, не любил выражение «сапожник без сапог», оно, мне кажется, не для победителей (смеётся). Сапожник должен быть всегда в сапогах, однозначно. Если ты предлагаешь на рынке какую-то систему, ты должен сам её любить и ею пользоваться. Я объехал огромное количество заводов, производителей и дистрибьюторов акустики и оборудования, и сам лично остановился на Burmester. Побывал у них на заводе в Берлине. Когда я впервые услышал у них музыку, у меня просто мурашки по телу прошлись! Я понял, что да, это я смогу продавать, это круто, это я могу презентовать с огнём в глазах, ставить заказчику без зазрения совести, быть уверенным, что это лучшее. С таким подходом мы выбираем и всё остальное оборудование. Смотрим, насколько нам нравится, насколько удобно. Потому что предлагать то, чем ты сам не пользовался, то, в чём ты не уверен, точно не пойдёт.

Burmester

118


Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

3 ноября 2017 г.
© 2008—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта