Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
2 февраля 2018 г.

Петербургский дизайнер – о флоральных росписях, найденных в бывшей коммунальной квартире

В начале года известный петербургский блогер Максим Косьмин, исследующий квартиры старого фонда, сделал пост о необычном проекте, спровоцировав огромное количество публикаций в СМИ и сюжетов на телевидении. Искусствовед и дизайнер Елена Юрченко обнаружила в своей новой квартире трафаретные альфрейные росписи эпохи модерн, которые чуть меньше века были замурованы под слоями краски. Елена рассказала BERLOGOS, как несколько лет она восстанавливала бывшую коммуналку в центре Петербурга и разработала проект квартиры, в котором прошлое встретилось с современностью.

Елена, была ли это изначальная идея – вернуть квартире оригинальный вид?

–Это настоящая детективная история, розыски-поиски (смеётся). Это всё происходило в процессе: когда я купила квартиру,у меня был совершенно другой проект, потому что тогда мы ещё ничего этого не видели. Все материалы были куплены и, как это было не затратно, мне пришлось от всего отказаться и подбирать что-то другое.

Думаю, этот дом и эта квартира были выбраны не случайно? Есть ли у них какая-то история?

–Я года 3 искала квартиру, смотрела в интернете, мечтала.А мечты, как говорят, материализуются. Я хотела, чтобы в доме были печи, чтобы хоть что-то осталось. Но то,как вышло в итоге, я ни в каком сне себе не представляла. Когда я увидела в квартире печи и розетки,то определилась очень быстро.Здесь, на третьем этаже, – самые высокие потолки. Это говорит о том, что тут были более парадные покои, барская квартира, возможно, даже самого домовладельца. Квартира изначально была анфиладной, проходила через весь этаж. По документам – пятнадцатикомнатная, сейчас разделена, скорее всего, на четыре или пять квартир.

Почему я обратила внимание на этот дом – он закладывался в эпоху эклектики, изначально неоклассицистический, а художественная отделка тут уже в стиле модерн. До революции здесь на первом этаже было императорское театральное общество, а позже– редакция очень известного журнала «Шиповник», с ним сотрудничали все: Бунин, Белый, Блок, Сологуб, художники того периода. Меня привлекло то, что этот дом имеет отношение к искусству– для меня это было важно.

В каком состоянии была квартира в момент покупки?

–Когда я только купила, ничего этого не было, всё, что вы видите, было окрашено масляной краской. Никаких артефактов, орнаментов, росписей здесь видно не было. В 50-х здесь была коммуналка, позже её выкупила семья, и когда я её покупала, она уже принадлежала ей. У нас всё же принято иметь отдельные комнаты, потому анфиладные проёмы были перекрыты.

Фото: @maax_sf

Как нашлись росписи?

–Комната, где сейчас располагается гостиная, была закрашена коричневой масляной краской, и поверху был нарисован фриз. Лепная розетка на потолке тоже была закрашена –розовые цветочки, зелёные листочки. И была печь, для восстановления которой я нашла реставратора, она работала у меня по выходным.Я такой человек,которому интересны наслоения времени, пусть даже 50-х годов. И я решила скопировать этот фриз, изготовить трафарет и перенести его на новые стены. Я пришла с рулоном кальки, объяснила свою задумку реставратору, но она рассказала мне, что можно расчистить стену и найти родной фриз. У неё инструменты были реставраторские, она подошла к стене и начала чистить. И мы увидели, действительно, как там стал появляться цвет. Она порекомендовала мне реставратора, который мог бы с этим помочь.  Мне сказали, что нужно делать ленточные расчистки по 10 см от пола до потолка, чтобы найти фрагменты росписей. Когда мы начали это делать,выяснилось, что эта комната была очень светлой, почти как гризайль. Очень долго я подбирала цвет стен; к тем фрагментам, которые я нашла, делала много выкрасок, чтобы найти оттенок, который был бы не банальным и сочетался с находкой.

Фото: @maax_sf

Сколько времени ушло на восстановление?

–В декабре было ровно 3 года, как я начала ремонт. Здесь вообще всё очень долго тянется, но я уже привыкла, точнее даже – приняла. Я поняла, что никуда уже мне не деться,и даже если я буду двигаться по миллиметру – я буду двигаться. Все уже надо мной смеялись, мол, когда ты нас пригласишь. Я перестала давать обещания – когда случится,тогда и случится. И вот это произошло: я привожу людей, более того, сразу телевизионные каналы.

Фото: @maax_sf

Как шла разработка нового проекта после обнаружения росписей?

–Я не люблю ни за кем повторять, всегда исхожу из пространства. Я преподаю в Международной школе дизайна, на декораторском отделении. Не люблю слово «нельзя». Когда говорят, что ничего нельзя с этим сделать, всегда есть варианты, нужно просто дольше думать.

Мне приятнее, когда хвалят не только росписи начала XX века, но и интерьер, который придумала я уже в XXI веке.Столько комплиментов я ещё никогда не получала. Если росписи вскрылая, то да – молодец, конечно, но не я их нарисовала. Стены с окнами я расчистила до кирпича, решила использовать приём, когда в классику добавляются элементы стиля лофт. Все двери внутри я сняла, их увезли реставрировать. Входная группа реставрировалась на месте. Двери, ручки, петли – здесь всё старое, всё по максимуму старалась восстановить. Обратите внимание на крюки в верхней части стены– здесь изначально была заложена система развески картин, я их тоже расчистила.Сейчас я в процессе развески своей коллекции живописи и графики, и рада, что теперь у меня есть возможность показать, что я собирала последние 15 лет. Я специально никак не декорировала стену, которая разделила столовую на три части, из которых мне досталась одна треть. Комнату как бы рассекли и этот эффект рассечения намеренно подчёркнут. Потолок был покрашен белой краской, а стены розовой, после расчистки оказалось, что на кессонированном потолке изображены листья лютика, роспись под дерево. На стенах – гвоздики на древовидном стволе, уходящие корнями в пол. Я специально выбирала низкий плинтус, чтобы не перекрыть эти разветвляющиеся корни. Я проектировала эту зону ещё до того, как были найдены росписи, поэтому планировала здесь мокрую зону и трубы были уже проведены. Пришлось заказывать стекло, не перекрывающее росписи, чтобы защитить часть стены возле душа. Деревянную перегородку между кухней и ванной я придумала сама, чтобы не перекрывать потолок, чтобы он весь читался и всё было единым пространством, установила прожекторный свет. Очередная ванная на кухне (смеётся).

Фото: @east_west_art

Фото: @maax_sf

Фото: @maax_sf

Где Вы находили предметы интерьера для квартиры, как их отбирали?

–Предметы мебели тоже почти все антикварные, я разыскиваю их на антикварных рынках. Здесь сочетаются предметы из разных поездок, принадлежащие разным эпохам и стилям. Очень много французской мебели, но вот это бюро –русское, досталось мне очень интересно полтора года назад. У меня три высших образования: первое – экономическое, второе искусствоведческое и третье философское, по образованию я теолог, но больше занимаюсь философией искусства.Третье мое образование я получила в Институте философии и богословия. Я училась с одной дамой, которая работала риелтором, она как-то позвонила мне и рассказала про квартиру, из которой всё выкидывали перед продажей, и что там есть старинное бюро, с большими утратами. Я его выкупила и отдала реставратору, год он им занимался. Теперь это настоящий шедевр.

Пол тоже демонтировался, потому что здесь реставрировались лаги – брёвна, на которые клали черновой пол, а затем паркет – раньше было так. Я здесь всё поднимала, лаги реставрировала, потому что они подгнили – более сотни лет прошло, дом 1897 года. Я понимала, что это в любом случае ценность и отвезла их своему столяру. Он сделал из этих лаг стол, который сейчас стоит в гостиной.

Фото: @east_west_art

Фото: @maax_sf

Вы называете свою квартиру салоном, она будет предназначена для встреч творческих людей?

–Весь прошлый год я писала диплом о Владимире Соловьеве, о русской религиозно-философской мысли начала века, в это время как раз были популярны салоны, и салон обычно возглавляли женщины, например, Зинаида Гиппиус, баронесса Икскуль фон Гильденбандт, Лидия Зиновьева-Аннибал. Салон – это квартира, где по каким-то дням собирается публика и рассуждает на темы искусства, литературы, философии. Интеллектуальный круг Петербурга был создан именно так. И я, когда это всё читала, поняла, что тоже хочу салон, и здесь эта салонная направленность присутствует. Моё вдохновение шло от этих литературно-художественных салонов начала века.

Войдёт ли в моду возвращать исторический вид подобным квартирам?

–Я, возможно, и останусь в истории, и, может быть, с моего примера кто-то начнёт тоже делать подобное, я была бы этому только рада. У меня это получилось случайно. Я прошла тяжёлый путь, но думаю, что результат всем очень нравится, судя по откликам. Возможно и стану родоначальницей тренда (смеётся).

Текст: Кушнарева Александра

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2008—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта