Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
5 декабря 2018 г.

Катя Бочавар: «Современный художник создаёт для зрителя духовные и эстетические приключения»

С 9 ноября по 19 декабря 2018 года в Петербурге в 3-й раз проходит биеннале музейного дизайна «Форма», организованная фондом Про Арте. Дизайнеры из Дании, Германии, Норвегии и России работали над выставками в 6-ти музеях.

BERLOGOS поговорил с куратором выставки в доме-квартире Ф.И. Шаляпина, художницей Катей Бочавар.

– В музее Шаляпина Вы должны были работать с уже существующей экспозицией. В чём заключается сложность, а в чём такой подход выигрывает?

– Мне такой подход нравится, как художник я специализируюсь на сайт-специфик (sitespecific – направление в современном искусстве, когда художник создаёт проект для конкретного места или события). Выставка в музее Шаляпина близка идее фестиваля «Современное искусство в традиционном музее», который тоже ведёт фонд Про Арте. Применительно к учебному процессу, а выставка создана в рамках курса, это очень полезный опыт для молодых авторов.

Инсталляция-исследование «Из окна». Автор: Анна Мартыненко

– В чём специфика музея Шаляпина?

– Пространство очень разное, в этом его трудность и интерес. На втором этаже восстановлены интерьеры квартиры Шаляпина, на первом – закоулки бывшей коммунальной квартиры. То есть у нас было много материала, с которым можно работать.

Пространственная инсталляция «Квартира» Авторы: Таисия Шарафутдинова, Филипп Гузеев

– Какую историю Вы рассказываете выставкой в Музее Шаляпина?

– Для меня сверхзадачей было увидеть, как молодые художники могут работать в рамках определённых условий. Работали над выставкой молодые авторы, а значит публика критическая, думающая. Им был интересен анализ.

Сама фигура Фёдора Шаляпина неоднозначная. Авторы размышляли над феноменом тиражности образа артиста. Например, работа «Фёдор Шаляпин online/offline» представляет собой исследование: автор нашёл в сети сотни людей, которые зовут себя Фёдор Шаляпин, обоих полов, между прочим. Сейчас гостиницы, печенье, водка носят имя Фёдора Шаляпина. Вся выставка ставит вопрос, о каком Фёдоре Шаляпине мы сейчас говорим.

Инсталляция «Легенда гласит». Автор: Анастасия Есаулкова

Первое, что я увидела, когда зашла в музей, были обои из моего детства. Они так и назывались «шаляпинские». Я выяснила, что этот рисунок был найден на стенах, когда выселили коммуналку из особняка. Московская фабрика напечатала рисунок, он стал очень популярным и проник в наши «хрущебы». Такие удивительные метаморфозы, какие нарочно не придумаешь, настоящий литературный сюжет.

-– Жанр ХМАТ – художественный мультидисциплинарный анти-театр. В музейном дизайне сейчас много приёмов сценографии. В чём удалось избежать театральности, а в чём она проявилась?

– Я вкладываю в понятие ХМАТ смысл, что это современное искусство, обращённое в сторону театральных практик. Термин «анти» в аббревиатуре подразумевает, что это постдраматургический театр. Современный художник/дизайнер сейчас ближе к режиссёру, чем к живописцу. Его задача – акцентировать внимание зрителя, разворачивать угол зрения. Визуальное выражение – уже вторично. Дизайнер или художник создаёт для зрителя какие-то духовные и эстетические приключения.

Инсталляция Deformation is a new form of action. Автор: Анастасия Колесник

– Выставка стала итогом «Курса холистической комбинаторики». Какие принципы такого подхода реализованы? 

– Современный художник должен владеть разными техниками, чтобы выразить свою мысль и не бояться этого. В ходе курса студенты были подвергнуты эксперименту. Их учили сразу всему и интенсивно: с апреля по ноябрь с ними работали 25 преподавателей. Они обучались мультипликации, композиции, саунд-арту, кураторству. На выставке в музее Шаляпина студенты должны были всё это реализовать.

Звуковая инсталляция «Память в пространстве-времени». Автор: Филипп Гузеев

– Вам близка идея сквоттинга. Способны ли временные выставки ревитализировать заброшенные здания/ пространства?

– Конечно способны, как и джентрификация в градостроительстве. И не только заброшенные, например, на Arthouse Squat Forum 2012 года одновременно проходили 24 выставки в новопостроенном доме. Современное искусство сейчас двигает мирами и умами, оно привлекает публику.

Arthouse Squat Forum 2012 на Московской биеннале современного искусства

– В чём Вы видите проблемы музеев-квартир в России и в мире?

– Не все музеи-квартиры являются тем, чем они себя называют. В Москве есть музей-дом матери Тургенева со шторами из органзы, потолком Армстронг и пластиковыми дверьми. А есть мой любимый музей в мире – дом Циолковского в Калуге. Там сохранилась лестница, которую построил сам Циолковский, каждый гвоздь им забит.

В Петербурге, на мой взгляд, вообще современным художникам негде выставляться, а музеи понимают, что необходима событийность, чтобы зрители пришли. Поэтому для Петербурга концепция «современное искусство в традиционном музее» очень актуальна.

Выставка Запахи. Звуки. Заводы. Музей современного искусства Permm. Автор концепции: Катя Бочавар

– Какой музей Вы можете назвать образцом музейного дизайна?

– Для меня хороший музейный дизайн – это нейтральный дизайн. Петербургский Манеж после реконструкции стал нагружен декоративными элементами и это, мне кажется, прокол. Или Гараж в парке Горького – хороший архитектурный проект, но для выставок он не годится. Самый плохой пример музейного дизайна – это музей Гугенхайма с Нью-Йорке. Это вообще не выставочное пространство, а спиралевидный коридор, там очень редко удаётся что-то сделать удачное в плане оформления. Мне нравится работать в Музее современного искусства PERMM, хотя там пространство тоже имеет свою специфику, но оно легко подстраивается под задумки.

Фото: Александра Кокачева, Константин Долгановский, Никита Чунтомов, сайт Кати Бочавар (bochavar.com)

Автор: Велимира Антропова



Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта