Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
14 февраля 2019 г.

Жилой район Борстай в Мюнхене: дома для рабочих, похожие на дворцы

Здесь трудно поверить в то, что находишься в Баварии. Район Борстай (Borstei) в Мюнхенене похож ни на уютный центр города с его великолепной неоготической ратушей, ни на элегантные кварталы югендстиля, ни на новые «спальные» районы с традиционными для Германии «кубиками» 4-5-х этажных домов. Борстай вообще не выглядит как район, где живут обычные люди. Гораздо больше это место напоминает странную смесь Версаля, Диснейленда, заповедного леса и музея изобразительных искусств. Впрочем, скорее всего, именно таким его и хотел видеть человек, давший этому месту имя, – один из самых загадочных немецких архитекторов Бернхард Берст (Bernhard Borst).

В поисках утопии

Архитектор Берхнард Берст всю жизнь лелеял мечту о создании идеального города. Он верил в то, что правильное выстроенное архитектурное пространство не только сделает людей счастливыми, но и поможет им создать более гармоничные дружеские и семейные отношения. «Я знаю все недостатки домов на одну семью, но также знаю и безотрадность жизни в городских многоквартирных домах, – писал он в одном из своих писем. – И потому я хотел решить жилищный вопрос путём соединения красоты собственного дома с практичностью многоквартирного жилья. Также я хотел сделать всё возможное для улучшения здоровья человека и облегчения труда домохозяек».

Бернхард Берст с женой в Борстае

Несмотря на столь идеалистическое мировоззрение, Бернхард Берст оказался успешным предпринимателем. Его архитектурное бюро, открытое в 1910 году в Мюнхене, получало множество заказов как от частных клиентов, так и от правительства города. И в 1923 году Берст накопил достаточно денег, чтобыприобрести участок площадью 90000 кв.м на окраине Мюнхена. В Германии тогда остро не хватало свободного жилья, и архитектор быстро заключил с администрацией города контракт на постройку квартала. Берст объявил конкурс на лучший проект района, но ни одна из заявок (которых было более 60) не соответствовала его мечте об идеальном городе. И тогда Берст решил разрабатывать проект сам.

Район, опередивший время

Изначально район Борстай (как и множество других построенных в 20-30 годы в Германии жилых кварталов) предназначался для рабочих и других не слишком обеспеченных слоёв населения. Но в процессе работы над проектом Бернхард Берст как будто забыл об этом. Будучи по первому образованию каменщиком, он с большим вниманием относился к стройматериалам, которые использовались в процессе работы над проектом. Берст выбирал для своего «идеального города» самое лучшее: мрамор, дуб, медь, пробковое дерево. Даже кирпичи изготавливались по специальному заказу на принадлежащем Берсту заводе.

В 1929 году жилой район Борстай был готов: 773 квартиры в 77 домах ждали своих жильцов. Причём съёмщикам предлагалось не только апартаменты. Берст позаботился практически о каждом аспекте жизни будущих «борстайцев». В квартале функционировали колодцы глубиной 60 метров, из которых с помощью водопровода доставляли в дома чистейшую воду. В Борстае также располагались 268 отапливаемых гаражей, а к каждой квартире «прилагалась» кладовка. Все апартаменты соответствовали высокому даже по современным меркам уровню комфорта: электричество, телефон, центральное паровое отопление, холодная и горячая вода, газовая плита, биде в ванной комнате.

И это ещё не всё. В Борстае работало несколько прачечных, готовых в течение 24 часов исполнить любой заказ жильцов. В районе действовали коммунальные службы, которые могли в любой момент прислать электрика, сантехника или мастера по мелкому ремонту. Здесь располагались два детских сада, полтора десятка различных магазинов и кафе. Более того, жильцы Борстая уже 90 лет назад могли заказать доставку продуктов надом.

75 процентов сада

Самое удивительное, что вся это функциональность и практичностьоказалась нисколько не в ущерб архитектурному облику района.

Берст хотел сделать Борстай похожим на музей под открытым небом, взяв самое лучшее от разных архитектурных стилей, стран и исторических эпох. Именно поэтому на стенах домов здесь появились характерные для античности фрески, во дворах расположились фонтаны в стиле французского регулярного парка, на окнах возникли «итальянские» деревянные ставни,а над дверьми подъездов – «готические» розетки с разноцветными стеклами.

Интересно, что сами здания занимают не более 25 процентов от общей площади района. Когда Берст приобрёл участок, тот представлял собой заповедный лес. И архитектор решил это использовать, отдав почти 75 процентов площади района под сады.

Берст приглашал лучших специалистов по ландшафтному дизайну, чтобы скомбинировать цветы, деревья и кустарники так, чтобы онивыглядели привлекательно в любое время года. Причём сделано это было не только для красоты. Архитектор был уверен, что именно прогулки в садах помогут жильцам полноценно отдыхатьи общаться с друг другом.

Кстати, ни в одной квартире Борстая (кроме личных апартаментов архитектора, где сейчас живёт его дочь) нет ни балкона, ни террасы. Считается, что Берст сделал это по двум причинам. С одной стороны, архитектор хотел, чтобы жильцы как можно больше времени проводили во внутренних садах жилого района: общались, разговаривали и приобретали новых друзей. С другой стороны, Берст боялся, что жильцы будут вывешивать на балкон мокрое бельё и выставлять старый хлам, что нарушит целостный архитектурный облик района.

Последний проект

После Второй Мировой войны в результате авиационных налётов Борстай фактически превратился в груду обломков. И именно тогда, вопреки всему, Берст вместе с семьёй переехал туда на постоянное место жительство.

Берст прожил в Борстае всю оставшуюся жизнь и сделал всё, чтобы сначала восстановить район, а затем превратить его в один из культурных центров баварской столицы. Он организовывал концерты Мюнхенского камерного оркестра прямо во внутренних садах Борстая, устраивал художественные выставки и общие праздники для квартиросъёмщиков. Именно тогда Берст стал «насыщать» район произведениями искусства. Конечно, в основном это были копии, но копии отличного качества. В Борстае есть «клон» знаменитого бронзового кабана их Флоренции и мраморного кентавра из Лувра.

Впрочем, архитектор боролся не только за восстановление построенного им самим района. После войны Берста избрали в мюнхенский ландтаг, и он бросил все силы на борьбу за то, чтобы разрушенный Мюнхен отстроили в первозданном виде. Возможно, именно поэтому после войны он не реализовал больше ни одного крупного проекта – на это у архитектора просто не осталось ни сил, ни времени. Желание Берста сбылось лишь частично – пожалуй, большей частью был восстановлен только исторический центр города. И, конечно же, район Борстай, который сегодня можно увидеть именно таким, каким его когда-то задумал и создал Берст.


Текст: Ямковая Любовь

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

2 августа 2019 г.
8 апреля 2019 г.
1 февраля 2019 г.
17 января 2019 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта