Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
9 февраля 2017 г.

Вадим Кондрашев: «Частная архитектура также является неким актом живописи – представляет портрет клиента»

Вадим Кондрашев, основатель и главный архитектор бюро Archi-do, лауреат международных премий рассказал BERLOGOS о тесных отношениях с живописью, разном мышлении и функциях архитектуры событий и архитектуры градостроительных проектов, об идее градостроительной концепции 70/30, а также упомянул несколько интересных имён.

— Вадим, расскажите о времени Вашей учёбы? С тех пор у Вас сохранилась такая любовь к живописи? Присутствуют ли репродукции в интерьере Вашей квартиры?

— До того, как я выбрал профессию архитектора, я хотел заниматься станковой живописью. В доме моих родителей было много журналов по архитектуре, такие как «L'architecture d'aujourd'hui» и «Архитектура США». Среди ярких архитектурных впечатлений стали работы Фрэнка Ллойда Райта, Миса ван дер Роя, Филипа Джонсона, Чарльза и Рей Имз и других звёзд мировой архитектуры ХХ века.

Разумеется, репродукции присутствуют в интерьере квартиры. Живопись – один из главных источников вдохновения. По возможности коллекционирую работы известных авторов. На мой взгляд, частная архитектура также является неким актом живописи – представляет портрет клиента.

— Правильно ли я поняла, что проект офиса компании Yota в Москве Вы делали совместно с бюро NB–studio? Каково это — двум сильным студиям создавать одно пространство?

— Знаковый для моего бюро офис компании Yota – нашего корпоративного заказчика – стал прекрасной возможностью для становления моего принципа проектирования gallery-office. Я занимался VIP-пространством, NB-studio пригласил проектировать open space. Мы давно дружим с Натальей, делимся успехами друг с другом. Работать было легко.

Офис компании Yota. Москва

 — Отличается ли организация архитектуры событий от архитектуры градостроительных проектов?

— Естественно, это совершенно разное мышление и функция. Архитектура событий – это сконцентрированная по техническому заданию заказчика сценография, которая носит краткосрочный характер.

Архитектурная концепция мероприятия «Вечные ценности» для Plaza Lotus Group и Forbes в рамках Экономического форума. Санкт-Петербург

Градостроительный проект, как ни парадоксально, больше похож на проект общественного или жилого интерьера, где есть гостиная – место городского отдыха, кабинеты – пространство сити, коридоры – улицы, спальные районы. На собственном опыте убедился в этом, работая над проектом реновации Петровского острова в СПб. Могу сказать, что в нашей урбанистике не хватает приёмов интерьерного дизайна. Наши градостроители мыслят в масштабе советской эпохи, централизовано и тоталитарно. А современный мир подчинён законам свободного рынка и эстетике мобильных горожан. Поэтому ландшафтные и градостроительные проекты должны учитывать не массы людей, а индивидуальность. Тогда город приобретёт характер уютный, детальный, наполненный комфортом и эргономикой.

Жилая двухуровневая квартира в комплексе «Новая Звезда» на Песочной набережной. Санкт-Петербург. Фото: Михаил Степанов

 — На Вашем сайте есть колонка под названием «Метод», в которой были заложены главные принципы Вашей философии в начале формирования Аrchi-dо.  Спустя семь лет хочется что-то ещё добавить к этим принципам?

— Спустя семь лет я стал ещё глубже понимать фразу Миса ван дер Роэ – «Меньше значит больше».

— Давайте поговорим о проекте офиса для инвестиционного фонда Wooden Fish. Как вдохновились на создание интерьера?

— Идея пришла за один вечер. Реализация потребовала много времении участия экспертов винтажного дизайна и эпохи Джо Коломбо. Отправной точкой в поиске логики планировки стал отель «Arredamento dell’Hotel Pontinental, Golfo dell’Asinara, Sardegno» (1962-1964 гг.) — проект гениального архитектора Джо Коломбо. Решающую роль в нём сыграли объекты «Модернариато» — подлинные предметы классики дизайна 60-70-х годов.

Офис для компании Wooden Fish. Москва

 — Как минимум в четырёх проектах Аrchi-dо я подметила одинаковое решение светового дизайна. Оно оказалось настолько универсальным, что применимо одинаково и для частного, и для публичного интерьеров?

— Впервые я использовал линейные светильники и светящиеся потолки ещё в 2006 году. Вместе с одной немецкой компаний мы разработали бесшовный светильник, неограниченный по длине, и использовали его в частном интерьере, что в петербургском климате придало интерьеру дополнительную освещённость и солнечное настроение. Позже производители стали выпускать подобные решения, сегодня линейные светильники могут быть любых размеров и формироваться на основе диодных светильников. Свет для меня, как архитектора, – один из основных приёмов организации пространства. Не вижу разницы в применении этого инструмента в архитектуре любых интерьеров.

Интерьер дома в Комарово, Ленинградская область

 — Есть ли проект, порадовавший Вас за последний год в Москве?

— В плане работы и признания порадовал мой личный проект офиса частного инвестиционного фонда Global One в Москва-Сити – победитель международной премии A'Design Award & Competition. Из интерьерных проектов коллег не могу не отметить интерьер ресторана «Северяне» Натальи Белоноговой, а из архитектурных проектов – Dominion Tower Захи Хадид. Женщины рулят (улыбается).

— Не возникает ли у Вас ощущения, как у эстета и профессионала своего дела, что отечественный архитектурный рынок становится больше похожим на сферу услуг, чем на искусство?

— Архитектурный рынок и должен быть сферой услуг, в первую очередь. Мне понравилась лекция Сергея Чобана об идее градостроительной концепции 70/30. Где 70% – это очень качественная современная архитектура, которая служит городу, а 30% становится со временем памятниками искусства и архитектуры и работает на имидж города и страны. Лично я за то, чтобы было больше эстетики в этих 70%.

417
Текст: Варфоломеева Яна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта