Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
15 декабря 2016 г.

Новые артефакты Альфиза Сабирова

Скульптуру Альфиза Сабирова не спутаешь ни с чем. Бронзовые принцессы и воины, львы и быки, созданные мастером, сегодня находятся в частных коллекциях по всему миру, от Нью-Йорка до Красноярска. Как рождаются причудливые образы? Как они затем живут в интерьере? Об этом  журналу BERLOGOS рассказал сам скульптор.

- Альфиз, насколько татарская культура повлияла на специфику Вашего творчества? Можно ли Вас считать национальным скульптором?

- Отчасти. Я родился и вырос в татарском селе (с. Ишимово Октябрьского района – Прим.). Мои первые впечатления связаны с татарской культурой, языком, повседневностью, традициями и обычаями. Эти впечатления находят отражение в моей скульптуре. Так появилась работа «Единорог из нашей деревни», где единорог  – простой бык с одним рогом, который, однако, хранит в себе жизненную силу.  Но чаще я совмещаю в одном синкретичном образе визуальные элементы, отсылающие к разным культурам: татарской, древнегреческой, китайской и т.д. Для меня это даже не столько «микс разных культур», сколько способ рассказать личную историю. Правильней сказать, что я создаю авторскую мифологию. Она выражается в своеобразной пластике и внутреннем насыщении образов.

Единорог из нашей деревни

 - Что Вы понимаете под внутренним насыщением образа?

- Это то, что заложено в образе и должно быть расшифровано зрителем. Если при знакомстве с предметом искусства зритель не до конца понимает его, он задаётся множеством вопросов, вступая в диалог со скульптурой, с автором, с обществом и, главное, с  самим собой. Поэтому для меня важно, чтобы зритель сам додумал образ. Неслучайно я так часто создаю работы с усеченными элементами, которые требуют реконструкции со стороны зрителя. Это своего рода новые артефакты наподобие тех, что дошли до нас в виде осколков, и хранятся в археологических музеях.  

Память четвёртого тысячелетия

- Альфиз, а интересна ли Вам современность?

- Да, как сторонник неклассической скульптуры я стремлюсь  к разрушению форм и объёмов (и через это разрушение – к перерождению образа в мифологическом контексте), а также сочетанию разных фактур: например, грубой и идеально отполированной. Бросающиеся в глаза несоответствия ожиданиям, пропорциональные изменения  увлекают зрителя и создают новое видение образов. Впрочем, у некоторых людей они вызывают резкое неприятие.

Мыслитель

- Как Вы думаете, почему?

- Для них это уродство. Как объяснил уважаемый мной скульптор Алексей Львович Залазаев, эти образы пока ещё не вписываются в общепринятые представления. Для зрительского принятия и понимания требуется время. Мы ведь не возмущаемся, когда видим фантастические и, казалось бы, странные изображения русалки, сфинкса, кентавра, но это только потому, что мы привыкли к ним.

- Какие темы и образы Вас особенно увлекают?

- Прежде всего, символы силы и времени. Причём сила, воля к победе может выражаться парадоксально, как, например, в работе «Поражённый». Поражённый воин держится стойко, сопротивляясь жизненным сложностям, которые, как и стрела, неожиданно нас настигают. И в этом смысле он не поражённый, а победитель. Парадокс и противоречие заключены и в моих временных образах. Работа «Память четвёртого тысячелетия» имитирует артефакт цивилизации прошлого…а, может быть, будущего: образ даёт возможность для различных интерпретаций. Среди моих скульптур немало женских персонажей, обладающих своей особенной силой. В этом контексте меня привлекает материнская тема. В последнее время я начал интересоваться  такими темами, как космос и стихии  (вода, воздух, земля, огонь),  хотелось бы выразить их в скульптуре.

Поражённый

- Альфиз, что Вас вдохновляет?

- Прежде всего, великие скульпторы прошлого, среди которых я особенно впечатлён работами Родена. Из современников мне очень импонируют работы бурятского скульптора Даши Намдакова. А вообще, меня вдохновляет всё, что окружает... Бывает, подмечаешь какие-то детали, а потом стремишься выполнить их в объёме. Например, характерный жест моего племянника – как он держит руки, соединяя пальцы – натолкнул на мысль создать скульптуру маленького мальчика в этой неповторимой, пропитанной чистым детством, позе.

- С какими материалами Вы работаете?

- Специализируюсь на бронзе. Это классический материал: большинство памятников, которые мы видим, выполнены именно в нём… Для меня бронза – живой и сложный материал. Мне кажется, я прекрасно чувствую его, и в то же время, каждый раз приступая к работе, будто бросаю себе вызов... Как себя поведёт металл? Смогу ли я вылепить то, что хочу? Для меня важно захватить творческое состояние, не растрачивать его, выразить полностью. Поэтому я стараюсь лепить интенсивно и быстро. Если тянешь, это влияет на лепку, итоговый образ. В нём будет чувствоваться усталость, отсутствие ясности и чистоты. Сила, динамика образа может быть выражена только в том случае, если ты сам собран.

Хранители. Память тысячелетий

 В одном из интервью для BERLOGOS арт-директор галереи 25/17 Марина Фельдблюм отметила Ваши работы  как одни из самых интерьерных. Согласны ли Вы с таким определением?

- Согласен. Они действительно хорошо смотрятся в интерьере. Впрочем, меня всегда удивляло и до сих пор удивляет, что мои скульптуры кому-то интересны, кроме меня самого. Я не ставлю перед собой цель создать такую работу, чтобы она была определённым образом размещена в интерьере. По моим наблюдениям, люди, приобретающие мои скульптуры, в первую очередь обращают внимание на их внутреннее содержание. И это правильно, ведь интерьер, дом  – это наше второе «я». В доме должны находиться вещи, имеющие смысл, а не пустышки. В общем, я не считаю «интерьерность» моих скульптур их отрицательной чертой. Современный интерьер, где на первый план выходит игра фактур, – это комфортная среда обитания для моих скульптур.

- Вы давно сотрудничаете с салоном «Декор-Центр». Расскажите об этом.

- Да, у нас с «Декор-Центром» были совместные проекты на Пермской ярмарке в рамках выставки «Арт-Пермь». Мы делали эскизы, подбирали конкретную фактуру под каждую скульптуру, продумывали размещение…и в итоге создали цельный ансамбль. С мастерами «Декор-Центра» меня объединяет активное использование фактур и объёмов, чтобы обыграть тему времени. Пожалуй, именно поэтому наши совместные экспозиции всегда смотрятся грамотно и концептуально. Для команды «Декор-Центра» работа с материалами – это искусство. Они мои единомышленники, которым небезынтересно мое творчество. Я очень ценю поддержку и давнюю дружбу с этой командой, которая идёт в ногу со временем и вносит большой вклад в развитие пермского дизайна.

130
Текст: Беломестнова Анастасия

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта