Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 октября 2016 г.

Наталья Углева: «Гамбсова мебель — повод для гордости». Часть I

Уникальная выставка под названием «Гамбсова мебель» проходила в Москве в Государственном историческом музее с 5 июля по 3 октября 2016 года. Впервые за всё время существования музея широкая публика могла лицезреть на расстоянии вытянутой руки такое количество признанных шедевров мирового мебельного искусства. BERLOGOS удалось встретиться с куратором выставки Натальей Углевой и поговорить о судьбах русской мебели — причём не только о старинных предметах и их создателях, но и о связи истории с современностью.

Гамбсова мебель — это мебель конца XVIII — первой половины XIX века, изготовленная в знаменитой мебельной мастерской Гамбсов: Генриха Гамбса и его сыновей, наследовававших дело отца, — Петра и Эрнеста. Мастерская находилась в Санкт-Петербурге и славилась непревзойдённым качеством и высоким художественным уровнем изделий, выполняла заказы как для императорской семьи и состоятельных граждан, так и для горожан среднего класса и провинциальных дворян. Отличительной особенностью гамбсовой мебели считается наличие всевозможных «секретов»: потайных отделений, скрытых механизмов, элементов трансформации.

Рассказывает Наталья Владимировна Углева — хранитель коллекции мебели Государственного исторического музея, автор идеи, концепции и куратор выставки «Гамбсова мебель», г. Москва:

— Выставка посвящена юбилею: в прошлом году мы отметили 125 лет собранию мебели Исторического музея. Нам хотелось показать то, что в первую очередь привлекло бы зрителя, было ему наиболее понятным. Поэтому здесь представлены одни из самых ярких памятников русского мебельного искусства, которые охватывают достаточно длительный период: конец XVIII и первую половину XIX века. 

— Почему гамбсову мебель принято считать «удобной мебелью высокого качества»? В чём удобство, эргономичность в отличие от другой мебели того же периода?

— Генрих Гамбс был воспитан на немецкой культуре, но во многом ориентировался на вкусы отечественных заказчиков, поэтому мы считаем его нашим русским мастером. В то время мастера уже умели делать очень эргономичные вещи и сочетать «наряд» — внешнюю красоту — с удобством мебели. Качество при этом было отменное. Корпусная мебель снабжалась определённым количеством секретов и различных трансформаций, которые позволяли человеку из небольшого предмета получить максимум функционала. Гамбс безусловно задумывался об эргономике, и это происходило в русле общих тенденций. Мебельное производство активно развивалось — как в Европе, так и в России. Русская мебель, начиная с эпохи правления Петра Великого, была органично встроена в общий культурный контекст и проектировалась с учётом европейских новшеств. 

В дизайне XX века предметы проектируются трансформируемыми в основном с целью экономии места в интерьере. А чем руководствовались знаменитые мебельщики, оборудуя дорогую мебель для знати элементами трансформации?

— Трансформируемая мебель была известна очень давно. В нашем собрании, например, есть стол, который находился в палатах царевны Софьи в Новодевичьем монастыре — так он уже трансформер, а это конец XVII — начало XVIII века. Англичане увлекались этим делом необычайно, а связано это было с желанием и необходимостью идти по пути прогресса, в том числе, и в области мебельного производства. 

Существовали ещё и бытовые нюансы. В отличие от парадных помещений жилые проектировались небольшими по размеру — чтобы проще отапливать в холодное время. Соответственно, мебельное насыщение должно было быть компактным, и, порой, один предмет выполнял сразу несколько функций. Скажем, требовался и письменный стол, и туалетный столик. Из соображения экономии места пользовались одним, который совмещал в себе обе функции. А вот, например, если посмотреть на этот большой двухсторонний письменный стол, предназначенный для библиотеки, — ему не нужна трансформация, он изготовлен для просторного помещения. Но для камерных покоев обязательно нужны были вещи, которые умели «превращаться». 

Не будем забывать ещё и о том, что трансформация — это игра. Некое изменение по вашему желанию доставляет удовольствие не только детям, но и взрослым. Поэтому предмет мебели с потайными отделениями или возможностью трансформирования — это ещё и игрушка, которая дарит положительные эмоции.

— Скажите, а есть виды мебели, которые были «изобретены» в мебельной мастерской Гамбса? Какие-то неизвестные до этого нововведения?

— Тут вот в чём дело. Мы говорим «мастерская Гамбса», а подразумеваем «мастерская Гамбсов», потому что она просуществовала на протяжении целых пятидесяти лет. Безусловно, происходили  различные открытия, вводились всевозможные новшества: от фрагментарных до категорических. В эпоху рококо — 1840—1850 гг. — появлялись причудливые формы мебели, новый облик получали диваны, кресла и т.д. Что касается непосредственно основателя мастерской — Генриха Гамбса, то по документам достоверно известно, что он придумал специальный предмет мебели для хранения и изучения графики. Раньше графические листы рассматривали на столах, а хранили в папках на полках. Гамбс изобрёл многофункциональный предмет — некое подобие небольшого шкафа, который в более поздних мебельных изысканиях стали называть «патент-секретер». У нас на выставке имеется образец этого вида мебели. Он представляет собой плоский секретер-экран на ножках с колёсиками, позволяющими передвигать его к источнику света. С одной стороны у него находится расположенный вертикально ящик для хранения, с другой — откидная столешница с пюпитром для изучения графики. 

— «Гамбсова мебель» — это обозначение производителя или наименование художественного стиля?

— Это очень ёмкий термин. Впервые он появился в художественной литературе ещё в период работы мастерской. Помните, у Пушкина есть упоминание о «Гамбсовых креслах»? Очевидно, подразумевалось, что это был предмет производства Гамбсов. Но постепенно понятие становится более широким, так начинают называть любое удобное кресло, которое стилистически и по своим качествам можно отнести к работам великого мастера. Гамбс ведь работал не один, у него трудилось более ста мастеров. Это была очень крупная творческая лаборатория — в том числе, и по подготовке новых кадров. Мебельщики обучались мастерству и в дальнейшем могли уйти в «свободное плавание», открыть свою мастерскую. Вот так эти навыки передавались, закреплялись и реализовывались. Можно сказать, что Гамбс во многом научил русских мебельщиков правилам работы и стремлению к высокому искусству. Возможно, поэтому мы и считаем XIX век, особенно его первую четверть, золотым веком русской мебели. 

291
Текст: Филиппова Дарья

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта