Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
19 апреля 2017 г.

Фирменный подход Lares Design – сочетание функциональности с эмоцией интерьера

Коммерческий директор петербургской студии дизайна интерьера Lares Design Татьяна Кочетова рассказала BERLOGOS о монетизации творческого процесса, поделилась впечатлением от работы над дизайн-проектом флоатинга и привела пример умного дизайна, автором которого стала несравненная Одиль Декк.

Татьяна, помните ли Вы свой первый профессиональный проект? 

Свой профессиональный опыт я получала очень постепенно: начинала с решения небольших задач на разных этапах создания дизайн-проекта. Часто клиенту не нужны услуги дизайнера от начала и до конца. И мне поручали вести проекты, где требовалось сделать только планировку или только дизайн санузлов, или нужно было частично переделать работу за другим дизайнером, с которым клиент расстался. Такие задачи позволяли мне много времени проводить с клиентами, которые по каким-то причинам не доверяли дизайнерам полный проект. Чаще всего это был негативный опыт общения с дизайнерами в прошлом. На первый взгляд может показаться, что это тяжёлая работа для новичка. При этом в ней есть много преимуществ. Решение подобных задач приучило меня смотреть на работу глазами клиентов, хорошо изучить их потребности именно в дизайне, почувствовать разницу между ожиданиями от работы дизайнера и теми услугами, который он предлагает, определить, где чаще всего дизайнер прокалывается. От одного из первых клиентов я услышала фразу, которую сейчас часто повторяю нашим дизайнерам: «Мне не нужен дизайн, мне нужен ремонт. Мне не нужны картинки, мне нужны чёткие инструкции, как реализовать то, что вы нарисовали. Я не собираюсь тратить жизнь на воплощение ваших гениальных идей. Ваши идеи должны создать пространство для моей жизни».

Проект «Головокружительная лёгкость». Авторы проекта – Вера Ермаченко, Екатерина Сметанина, Кристина Агошкова, Ирина Данилова

– Как Вы определили для себя дизайнерский путь в профессии? 

У нас одна из немногих студий, в которых руководство не является одновременно ведущими дизайнерами своей фирмы, и мы с коллегами используем выгоды этого положения вещей по-максимуму. Мы все увлечены творчеством и с детства мечтали иметь художественную профессию. Но по разным причинам пошли другими дорогами. Сейчас я не дизайнер, я коммерческий директор дизайн-студии. Моя главная задача – монетизировать творческий процесс. Сделать так, чтобы любимая работа была не только в радость, но и приносила доход.

Проект «Яркая детская», дизайнер – Екатерина Кондала

Дизайнер – другое состояние души. Для дизайнера обычно главный интерес заключается в том, чтобы придумать, он сосредоточен на художественных ценностях. Трудности организации процесса утомляют его. Поэтому в студиях, где у руля стоит творческий человек, часто происходит фокусировка на процессе. Сам руководитель включается в создание проекта и не может остановиться. Забывает о сроках и о рентабельности. У меня есть дополнительное художественное образование, и оно помогает мне участвовать в мозговых штурмах и реализовывать некоторые идеи. При этом главные мои преимущества в другом – богатый опыт работы с клиентами позволяет научить общаться с ними других, проанализировать, почему не получается. У меня есть привычка делать скучную работу, требующую тщательного обдумывания и дотошной внимательности, есть опыт постановки целей и достижения поставленных задач в заданные сроки. Ориентация на результат. Достаточно жизненного опыта и здравомыслия, чтобы люди доверили мне деньги. Руководителю важно умение анализировать и рефлексировать, чтобы осознавать причины неудач и участвовать в разработке бизнес-процессов, улучшающих работу студии.

– Команда студии LaresDesignпредставлена исключительно прекрасным полом. Значит ли это, что, на Ваш взгляд, женщины умеют создать пространства более умело и чувственно в отличие от мужчин?

Да, до недавнего времени у нас в команде были только дамы. Это неудивительно, даже именитые иностранные дизайнеры признают, что если вы видите элегантную женщину, то это либо итальянка, либо француженка, либо русская. У наших женщин есть врождённое чувство прекрасного, есть склонность к украшению интерьера, даже если они не дизайнеры по профессии. Женщины более усидчивые и внимательные к деталям. При этом настоящие гении чаще рождаются всё-таки среди мужчин. Мужчины мыслят крупными формами, с лёгкостью отделяют главное от второстепенного, находят самый короткий путь к решению задачи. Мужчинам легче даются технические детали и конструкции. И вот в этом году наша команда пополнилась «тремя богатырями». Теперь у наших дам появилась крепкая мужская опора. Во время мозговых штурмов по стилистическому решению интерьера мы можем позволить себе больше женской игривости, а мужчины добавят строгости и сдержанности. В итоге находим золотую середину и создаём сбалансированный интерьер

– Давайте поговорим о дизайн-проекте флоатинга в ТК «Миллер»? Поделитесь впечатлениями от такого редкого опыта, как родилась концепция дизайна интерьера? Приходилось ли Вам сталкиваться с необычными проектами подобного рода ранее?

Да, задача была необычная, мы работали над салоном флоатинга впервые. Наши дизайнеры даже не с первого раза запомнили название «флоатинг». Пришлось дополнительно изучить вопрос, чтобы не попасть впросак. Мы много общались с заказчиками, спрашивали их, какой эффект даёт процедура, какую цель они хотят достичь. И в процессе обсуждений была произнесена фраза: «Люди в этой камере просто в космос улетают». Так родилось название салона «Невесомость». Наш дизайнер показала картинку капли, зависшей над поверхностью воды, и заказчики сказали: «Да, это то, что нужно! Можете просто сделать такие обои на стену, и будет хорошо». Но в том-то и дело, что растянуть обои с картинкой на стену – это не дизайнерское решение, так украсит свой интерьер обычный человек.  А дизайнер понимает, что просто картина на стене не будет работать. У картины одни изобразительные средства, у интерьера – другие. У интерьера есть пространство, объём, и человек попадает внутрь него. Задача дизайнера при помощи имеющихся художественных средств интерьера написать «сочинение на тему», вызвать у человека то же ощущение, что вызвала эта картинка с летящей каплей воды. Так появилась идея кругов и каплевидных форм, которые вызывают ассоциации то со струями пузырьков воздуха под водой, то со звёздами, то с росой на листьях, то с кратерами лунной поверхности. Цвет индиго объединяет тему воды и космоса. Вот так обычно в проекте мы и работаем – играем смыслами, при помощи намёков, ассоциаций приводим клиентов к нужным ощущениям. В этом плане работа над салоном флоатинга ничем не отличалась от всех остальных проектов.

Дизайн-проект флоатинга вТК «Миллер»

– Не могу не затронуть проект дизайна интерьера «Кулинарии» в Девяткино, автором которого стала сооснователь LaresDesign, архитектор Вера Ермаченко. Расскажите, пожалуйста, об особенностях интерьера для кулинарного проекта? Как вдохновлялись, какова основная концепция?

Главным вдохновителем проекта стал, конечно же, сам заказчик. Это очень яркий, харизматичный мужчина, успешный бизнесмен, настоящий пассионарий. Его горящие глаза и раскатистый голос способны кого угодно поднять и увлечь за собой. Он не считается с тенденциями «модно – не модно», не заказывает маркетинговых исследований и не пытается заигрывать с клиентом. Он умеет думать сразу обо всём, сам генерирует идеи, вдыхает в них жизнь, наполняет эмоциями и в итоге ведёт своих клиентов за собой. У нас просто не было шансов устоять. Заказчик хочет возродить идею советских кулинарий и попросил сделать магазин в стиле Универсама купцов Елисеевых на Невском проспекте. При этом нужно было уйти от концепции магазина, это должно было стать лавкой домашней кухни, в которой хозяева готовы приготовить по желанию клиента любой гастрономический каприз. Вся продукция свежая, натуральная, можно по телефону заказать хлеб, и его выпекут к твоему приходу. Можно для семейного торжества заказать рульку, замаринованную в тёмном пиве, и горячее принесут прямо к приходу гостей. Цены невысокие, что должно было контрастировать с роскошью интерьера.

Дизайн интерьера «Кулинарии» в Девяткино, 2016 год

Когда задача стоит подобным образом, то очень легко скатиться в историзм, копирование, скучные штампы. Или пойти другим путём, начать ныть, что всё нелогично, зачем такой интерьер в Девяткино и предлагать альтернативные варианты, которые только раздражают клиента. От всего этого нашу команду к счастью удерживает мудрый наставник Вера Ермаченко. Она всегда очень внимательно прислушивается к движениям души заказчика и говорит: «Надо делать, что заказчик хочет, но делать по-дизайнерски грамотно». Нужно услышать ключевые слова в пожеланиях клиента – это будет зерно, из которого пустит ростки идея, и наша задача растить идею по законам гармонии, композиции, цвета, формы, материалов. Хочет богатства – будет богатство, при этом мы его уравновесим жёсткостью лофта, мужским началом. Таким образом, интерьер становится похожим на своего заказчика. Импозантный, весёлый, богатый, щедрый и при этом сильный, лидирующий мужчина. Мы помогли заказчику снова оказаться правым в своей идее: основные клиенты кулинарии – женщины – тянутся не к розочкам и бантикам, они тянутся к настоящей мужской энергетике.

Дизайн интерьера «Кулинарии» в Девяткино, 2016 год

– Помимо безупречного вкуса вы известны блестящим подходом к менеджменту и организации, что продемонстрировано на первых страницах вашего сайта и закреплено отзывами. Скажите, это результат многолетнего опыта или принципиально выбранный почерк студии?

Я бы сказала, что это результат неслучайно случайно сложившейся команды. У нас невозможно уклониться от ответственности за результат. Все, как я это называю, «крутят педали». У нас не принято говорить: «Это не моя работа». Мы не можем себе этого позволить. Люди с подобной установкой у нас не задерживаются. Мне говорят, что я чересчур требовательна к другим. При этом я не менее требовательна и к себе. Это помогает мне узреть трудоголика в человеке и привлечь в команду. Нам не надо объяснять, как решать задачу, нам нужно просто её найти, каждый из нас сам сгенерирует способ достижения цели.

При том, что у нас каждый отвечает за общий результат, всё-таки у каждого менеджера есть свои сильные стороны. И мы с радостью доверяемся ему в том, что он делает лучше всего. Наш генеральный директор Татьяна Карпенко – сильный аналитик. Ведущий дизайнер Вера Ермаченко – человек с безупречным вкусом. Руководитель проектов Светлана Ерофеева – продавец от Бога. У меня хорошо получается оперативное руководство. Периодически мы собираемся и думаем над бизнес-процессом. Смотрим, что эффективно работает, а что нужно поменять. В этом мозговом штурме часто складываются роли: один мечтатель, другой бунтарь и провокатор, третий следит за безопасностью и стабильностью всей системы. Но как только мы принимаем решения, каждый выходит из своей роли и без лишних разговоров приступает к внедрению решений в работу Студии. Мы как-то договорились, что высказывание французского поэта Поля Валери: «Отвергая – предлагай, предлагая – действуй» – будет и нашим девизом. Работает.

– Расскажите, пожалуйста, что сейчас в моде относительно интерьеров? Какие смелые сочетания, техники актуальны в 2017 году?

Два года подряд я ездила на выставку МО в Париж. Подвижки в тенденциях были, но не сильные. Думаю, что и за прошедший год революций не произошло. На смену пыльно-розовому и пыльно-бирюзовому пришли пыльно-сиреневый и изумрудно-зелёный. Терракота, пробка. Вот вернусь с недели дизайна в Лондоне, всё Вам расскажу.

Проект «Дом рукодельницы», авторы проектаТатьяна Карпенко, Мария Черемухина, Татьяна Кочетова, Светлана Ерофеева

– Как вы ищите форму?

В поиске формы мы в первую очередь отталкиваемся от особенностей пространства, в котором создаём интерьер. Сейчас об этом мало кто помнит и принимает во внимание, а ведь архитекторы при проектировании зданий используют определённый модуль, шаг. Покупая квартиру или арендуя помещение под коммерческое использование, заказчик часто интуитивно чувствует пространство. При этом не всегда может осознать свои переживания и поэтому приглашает дизайнера. Задача дизайнера считать заданный архитектором модуль, найти форму, которая органичней всего подойдёт конкретному помещению. Сначала мы на плане сносим все стены, которые можно снести, и начинаем композиционный поиск. Дизайнер идёт от общего к частному, укладывает в общие границы помещения крупные формы границ комнат и мебели, ищет гармоничную композицию. Затем начинает детализировать, прорабатывать, уточнять по функциям, нормам перепланировки, пожеланиям заказчика. И на каждом этапе после уточнения возвращается к композиции, «чистит» её, гармонизирует. Так постепенно шаг за шагом лепим форму.

3D-визуализация. Художественные развёртки стен, гостиная

Коллаж 3D

3D-визуализация «Пломбирный супрематизм». Авторы – Мария Черёмухина, Юлия Пензина

– Как в Вашем деле удаётся сочетать функциональность с эмоцией интерьера?

Мне кажется, что здесь не совсем уместно слово «удаётся». В нём заложен смысл, что функция якобы мешает эмоциональному полёту фантазии дизайнера. Сочетание эмоции и функции – это основа профессионального дизайн-проекта. Это можно сказать то, что его определяет. В других сферах творчества одно без другого существует. Например, картина маслом, хоть и имеет практическое применение, и даже есть такое направление, как интерьерная живопись, тем не менее – это по большей части эмоция. Почему? Потому что синоним функции – действие. Что человек делает с картиной? Смотрит на неё. Следовательно, единственное функциональное требование, которое предъявляется к картине, это чтобы вещества, которыми она была написана, давали видимую часть электромагнитного излучения.

Проект «Фокус на функционализме» автор проекта – Вера Ермаченко, Марина Якунина

Дизайна интерьера без функции по определению быть не может. Человек в интерьере совершает десятки и сотни действий. Самые эмоциональные произведения дизайна – это отточенная до совершенства функция, рождённая из союза эргономики движений человеческого тела, достижений технологий цивилизации и высокой эффективности в решении поставленных задач. Приведу в пример дизайн интерьера ресторана Phantom в здании Оперы Гарнье в Париже. Дизайнер – Одиль Декк.

Одиль Декк

Я придерживаюсь мнения, что чем меньше в задаче ограничений, тем меньше шансов её решить. И чем больше ограничений, тем более творческим и эффективным становится решение. Исходя из этой предпосылки, мы с Вами понимаем, что вопреки распространённому мнению гораздо сложнее сделать качественный дизайн-проект с неограниченным бюджетом в частном доме с заказчиком, который полностью доверяет вашему вкусу и профессионализму. Так вот у Одиль в этом заказе были сплошные ограничения. Ей нужно было оставить историческое здание, внутри которого находится ресторан в абсолютной неприкосновенности, и с точки зрения конструктива, и с точки зрения архитектурного образа. Целевое назначение помещения – ресторан, в котором есть кухня, в него приходят посетители и в нём работают сотрудники. Художественную концепцию диктовал другой вид искусства: музыка, опера. Что же сделала дизайнер? Спорила, умоляла, искала лазейки? Нет, она просто последовательно решила все поставленные перед ней задачи по законам художественной гармонии. Процитирую статью про интерьер ресторана: «...изменчивое белое «облако» плавно и бесшумно, как призрак, течёт по всему сводчатому пространству зала, не касаясь при этом стен... Архитектор выбрала драматичный алый цвет... Не нарушив ни малейшей детали, Одиль Декк кардинально изменила суть переживаемого пространства». Ресторан по эмоциям получился абсолютный «призрак оперы», но он получился таким не случайно, он сложился в результате поставленных функциональных задач. Работа дизайнера – умная работа. Суметь найти в функции «неприкосновенность», эмоцию; «призрак оперы» – это серьёзная интеллектуальная задача.

Одиль Декк, ресторан Phantom, Париж

– Назовите дизайн-проекты современников в Петербурге, за которые Вам не стыдно?

– В Петербурге есть замечательный союз двух дизайнеров, выпускниц ЛВПХУ им. Мухиной, Ольги Стебаковой и Елены Бомаж. Их работы общественных интерьеров – Певческая башня в Пушкине и Универмаг Au Pont Rouge – примеры очень грамотного построения дизайна. Когда мы с Верой Ермаченко посетили данные пространства, то слегка растерялись. Почерк русский, не иностранный, но и не московских дизайнеров. Начали искать в интернете, и выяснилось, что такие большие молодцы – наши люди. Вера, как выпускница Художественной академии старой школы, очень критична к современникам. Но здесь не смогла сдержать хвалебных слов. Большой респект коллегам, на их работах учатся наши молодые дизайнеры.

– В ситуации, когда разнятся мнения с заказчиком на стадиях реализации проекта, Вы воинственны или уступчивы в данном вопросе?

Ну, война ещё никогда не заканчивалась чем-то хорошим. Хотя я понимаю, о чём Вы спрашиваете, это вопрос актуальный и вечный. Я бы его переформулировала: «Когда мнения расходятся, что делать? Идти на поводу у заказчика или отстаивать свою позицию?» И ответ на него как в сказке: «Налево пойдёшь – коня потеряешь, направо пойдёшь – сам погибнешь». Будешь противиться и спорить с клиентом – потеряешь деньги и потенциальных заказчиков, которым клиент расскажет, какой ты строптивый дизайнер. Во всём уступишь клиенту – и проект развалится, и клиент скажет, зачем ты мне был нужен, я всё сам придумал.

Проект «Благородная роскошь», автор – Мария Черёмухина

На практике этого противоречия не существует. Изначально просто не нужно упираться в это противопоставление. Клиент обращается к нам как к профессионалам. То есть у него есть видение, пожелания. Наша задача его правильно услышать и дать ему то ощущение, которое он хочет. Если мы правильно его услышали и решили его задачу эффективно, то он согласится с нами по главным вопросам и проявит свою креативность во второстепенных. И будет свои идеи согласовывать с дизайнером, который отвечает за целостность интерьера. Если мы клиента не услышали или услышали, но неправильно поняли, то самое худшее, что может случиться, – это такой «добрый» клиент, который начнёт пытаться исправить ситуацию. Он говорит: «Всё ничего, но давайте вот эту стену сделаем по-другому, не зелёной, а синей». Дизайнер начинает менять зелёную стену на синюю, и вся его задумка разваливается. Концепция теряет стройность. Бывают случаи, когда сам дизайнер не «докрутил» свою концепцию, что синяя стена, действительно, больше подходит, чем зелёная, но чаще всего это не так. В таком случае нужно сказать себе «стоп», признать, что дизайнерское решение задачи не устраивает клиента, и выяснить почему. Не спорить, а начать задавать клиенту вопросы: почему ему пришла в голову идея изменить цвет стены? Какие ощущения вызывают синяя и зелёная стены? Обязательно спросить, что понравилось и почему. Потом спросить, что не понравилось и почему. Самый лучший клиент на первых парах кажется «злым». Он говорит Вам: «Я хотел аристократичный интерьер, у Вас не получилось». А если дизайнер спрашивает, а что бы Вы хотели поменять, то на это отвечает: «Я не знаю, Вы же дизайнер. Сейчас это интерьер гринписовца, а я просил сделать аристократичный». Такой клиент совершенно точно распределяет зоны ответственности: он поставил задачу, а ответственность дизайнера подобрать средства для передачи аристократизма интерьера. Вот такого «злого» клиента и нужно уметь разглядеть за «добрым». Дизайнер должен вести за собой и уметь сказать клиенту: «Хорошо, Вам не нравится зелёная стена, я её уберу. При этом я подумаю и предложу Вам возможные варианты оформления этой стены, которые решат Вашу задачу».

Стилистический коллаж, проект «Нежная элегантность», дизайнер – Анна Шевченко 

Проект «Нежнаяэлегантность», дизайнерАннаШевченко

– Часто ли Вы говорите о дизайне интерьера в близком кругу?

Почти все мои разговоры с друзьями сводятся к дизайну. Как только разговор касается дизайна и проектов, глаза загораются, интонации приобретают выразительность, я в красках и лицах рассказываю, что у нас происходит. Мы действительно увлечены своей работой, а эмоции заражают наших друзей. Поэтому друзья и знакомые доверяют нам, некоторые из них становятся нашими клиентами или приводят своих знакомых. Так запускается «сарафанное радио».

Проект «Поэтичные будни», автор – Анна Шевченко

– Есть ли у Вас кумиры среди дизайнеров интерьера?

 Одиль Декк.

74
Текст: Варфоломеева Яна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
29 февраля 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта