Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
4 августа 2017 г.

ARCHSLON: «Среда не только организовывает и направляет все городские процессы, но и генерирует эмоциональное восприятие города»

Столичная команда профессионалов, сооснователи архитектурного бюро ARCHSLON – Александр Салов и Татьяна Осецкая – рассказали BERLOGOS о городском сценарии жизни, дизайн-коде Москвы и о том, каким должен быть проект мечты.

Не вся команда ARCHSLON

− Давайте поговорим о вашей серии павильонов для ВДНХ, созданных по принципу образования годовых колец дерева, с колеблющейся подвесной системой, с различными комбинациями прямоугольных модулей и т.д.  Почему проекты не были реализованы, ведь это современное, интересное, инновационное решение заполнения пространства с умом?

− Работа над павильоном – это вообще одна из самых интересных архитектурных задач, поскольку павильон является объёмным элементом, характеризующим и описывающим окружающее нас пространство на уровне символов и образов. Он призван, в первую очередь, решить не практические задачи, а в большей мере служит прямым проявлением материализации мыслей в физическом мире.

В нашей работе над павильонами для ВДНХ мы попробовали размышлять о понятии времени, его проявлениях и возможных физических олицетворениях. Каждый из объектов описывает понятие в разных его проявлениях: звук, как явление, связывающее пространство и время в единое целое; годовые кольца, чья плавная и текучая форма символизирует единство времени и пространства; трансформация, как физическая, так и нематериальная, олицетворяющая собой переход во времени.

Павильоны были конкурсным предложением, один из проектов вышел в финал, но до реализации дошёл проект другого архитектора. Хотя нам удалось реализовать концепцию с кольцами времени, но уже совсем для другой площадки. 

− Как город может способствовать улучшению здоровья своего населения?

− Смотря о каком здоровье идёт речь. Город влияет на многие аспекты жизни человека. Есть объективные, количественные показатели – городская эргономика, транспортная доступность, инфраструктура, экология и пр. Эти аспекты находят отражение в физическом состоянии жителей города, напрямую влияют на состояние организма. Немаловажно и эмоциональное здоровье, также находящееся в прямой или косвенной зависимости от качества городской среды. Среда не только организовывает и направляет все городские процессы, но и генерирует эмоциональное восприятие города. Под средой мы понимаем как предметно-пространственное окружение, так и окружение человека в сугубо социальном плане. Именно повышение качества городской среды на всех уровнях может привести к улучшению здоровья её пользователей.

Бульвар науки в городе Гатчина

− Архитектура создаётся для людей, общества, предугадывает сценарии жизни. Как можно создать городской сценарий жизни для всех поколений одновременно, чтобы каждый чувствовал свою значимую роль?

− Такую задачу ставит перед собой любой город. И опять же, это очень глобальная задача, состоящая из решения множества вопросов. Одна из основных проблем современных городов – это дать возможность всем жителям, в том числе людям с ограниченными возможностями, быть частью городских процессов и почувствовать, что город работает для них. Доступная, продуманная и здоровая в эмоциональном смысле среда способна решить множество социальных проблем и комплексов. Это вопрос не одной меры, а целой системы сценариев, учитывающих образ жизни, потребности и особенности каждой группы населения.

Благоустройство электролитного бульвара города Москвы

− В архитектурной среде сейчас идёт немало разговоров о «дизайн-коде» городов. Каков, на ваш взгляд, дизайн-код столицы?

− Вопрос о дизайн-коде Москвы активно поднимался 4-5 лет назад, когда московские власти задумались о едином облике центральных улиц. Дизайн-код − это не просто руководство по нанесению указателей и вывесок на фасады, это ключевое определение города, по которому его сразу можно идентифицировать, своеобразный язык общения города с жителями; это многокомпонентный гриф, включающий показатели возраста, совмещение исторической и новой застройки, облик современных домов, а главное – ту первостепенную задачу и функцию, которую выполняет и играет город в стране и окружающем ареале. Сложно дать чёткое определение, описывающее дизайн-код Москвы, поскольку он всё ещё продолжает формулироваться. Москва во многом уникальна: невероятные размеры, колорит социальных и культурных групп, эпохи подъёма и упадка, роль города в государстве и, конечно же, времена стихийных сносов и безудержного строительства − всё это является деталями паззла большой мозаики кода Москвы. Очистка столицы от диссонирующей застройки и мусорной айдентики – это ещё не формирование городской среды, а естественная жизненная необходимость. «Старый мир» уже неоднократно разрушали до основания, и, по всей видимости, сейчас наступает время «собрать камни». Новая городская среда, как и её уникальный код, должна найти своё отражение в лаконичной интеграции многослойного наследия и новаторских архитектурных принципов. Есть удачные зарубежные примеры комплексного подхода к вопросу дизайн-кода не только на уровне навигации, благоустройства и визуального восприятия, но и на всех уровнях градостроительных процессов. 

− Что вы думаете о сносе пятиэтажек в Москве, панельно типового индустриального домостростроительства, с которым связаны важнейшие события страны: полёт человека в космос, промышленный послевоенный рост, научный прогресс городов, апогей коммунизма. Вы придерживаетесь точки зрения, что была уничтожена историческая память, наследство?

− Пятиэтажки – это действительно особый этап, целая эпоха. Они строились, прежде всего, как социальное и временное жильё в 50-60-х годах, когда акцент был не на качество, эргономику или комфорт, а на скорость, массовость и на наличие базовых удобств (отопление, водоснабжение). Эта архитектура, как и всё окружение, сформированное за долгие годы, делает районы непривлекательными для жизни. Снос аварийных пятиэтажек не только позволит повысить качество жизни с точки зрения обывателя, но и переосмыслить архитектуру и градостроительный подход к спальным районам и сформулировать новые принципы комфортной городской среды. Это логичный с исторической точки зрения процесс, дающий возможность комплексного решения градостроительных вопросов.

Серия проектов домов house

− Многие профессионалы в той или иной степени сталкиваются со сложностями строительного законодательства. Вам знакома эта проблема? 

− Вообще надо быть готовым к тому, что архитектор должен быть демиургом, ответственным за всё в создании объекта городской среды, от самого начала и не только до окончания строительства, но и на протяжении всего жизненного цикла объекта. Не редкий случай, когда законодательство выглядит парадоксальным и контрпродуктивным, но это есть везде, в любых странах, по всей видимости, всегда было и всегда будет. Куда более важным является то, что жёсткое регулирование творческого процесса несёт за собой двоякий результат. С одной стороны, отрасль защищает себя от некомпетентности, но наряду с этим может и полностью искоренить творческий процесс. Формализация, бюрократизация, различное толкование законно приводят к тому, что даже самая интересная, творчески и интеллектуально насыщенная часть проекта может упроститься до банального технического решения, а всё, что выходит за рамки пути наименьшего сопротивления, станет практически неподъёмной задачей. Законы призваны ограничивать и развивать, причём ограничивать непрофессионализм и незаконные действия, а развивать отрасль в целом. В данный момент исполняется преимущественно первая функция (ограничивать). Мы, как любые проектировщики, на каждом шагу сталкиваемся с устаревшими и не актуальными для современности нормами проектирования, и законами, ограничивающими не столько процессы проектирования, сколько временные ресурсы, которые необходимо тратить на решение тех или иных задач, связанных со следованием существующим нормам.

Проект зоны отдыха «Лесная» 

− Пожалуйста, расскажите о концепции развития города Королёв. Какие нюансы приходится учитывать архитектору, когда перед ним стоит задача такого уровня?

− Город – это сложная система, для начала работы с который требуется детальный анализ. В работе над проектом для Королёва принимало участие много команд под руководством Лаборатории градостроительных исследований МАрхИ. Наша задача заключалась в разработке концепции благоустройства центральной части города с улицей, ведущей от завода (градообразующего предприятия) к парку и спортивному комплексу. Основной проблемой было то, что Королёв является полицентричным. Исторически разные части города развивались автономно, в разное время и с разной интенсивностью, поэтому сам город можно охарактеризовать как город-конгломерат, представляющей собой множество порой не связанных между собой частей внутри общих границ. Проект концепции развития был призван собрать город в единый организм, подчинённый не только общим территориальным аспектам, но и единой логике и характеру. Для решения задач такого уровня требуется коллективная работа не только архитекторов, но и представителей многих других профессий.

Благоустройство города Королёв

− Расскажите о своём проекте мечты. Может быть, вы мечтаете создать что-то вроде синагоги, спроектировать целую деревню; внедрить архитектуру и дизайн в более узкие сферы, скажем, фэшн-индустрию; спроектировать концептуальный инновационный идеальный дом-трейлер?

− Это, наверное, самый сложный вопрос…. «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом» – и нет того архитектора, который не мечтает оставить след в истории. Мы живём в мире мыслей, чувств, образов идей и замыслов, мысль настолько стремительна и невесома, что разум может разом охватывать желание преобразовать всё вокруг (от дверной ручки до принципов образования материи за пределами физического мира). Именно поэтому очень трудно выставить для себя какие-либо рамки восприятия, скорее всего в данном случае такое неосязаемое понятие, как мечта, становится для нас тяжёлыми оковами, обязывающими чувствовать и мыслить только лишь о чём-то вполне конкретном.

Архитектура представляется нам творческим состоянием, позволяющим выразить нематериальную философию в материальном пространстве. В этом и проявляется максимальная ценность, когда созданный объект начинает взаимодействовать с человеком на уровне эмоций, статичный объект ведёт диалог и программирует поведение, настроение, ощущения. Большую роль играет воздействие на социокультурные аспекты жизни посредством архитектуры, но это задачи грядущего дня.

Один из наиболее интересных для нас проектов (ранее он действительно имел характеристики мечты) – это серия домов, в которой мы постарались выразить некоторые из вышеописанных принципов. Для нас было важно определить роль необходимого внутреннего объёма здания, осознать функции формы, объединить экстерьер и интерьер в единую систему. Это только начало работы над этим вопросом, но мы уже можем показать некоторые результаты наших рассуждений. Основная проблема мечты – это возможность её реализовать, и то опустошение, которое наступает в момент осуществления задуманного. Мы стараемся ставить высокие цели и, приближаясь к ним, формулировать новые, сохраняя комфортную дистанцию. 

− Что вы думаете об архитектурной критике? Сталкивались ли вы с этим явлением? К кому обращена архитектурная критика: к обществу, к начальству, к коллегам? Должен ли критик быть архитектором, или, наоборот, искусствоведом, историком архитектуры?

− Архитектурная критика – это важнейшее явление в искусстве. Нельзя сказать, кем по профессии должен быть критик, это скорее личностный вопрос, к примеру, не всегда архитекторами становятся архитекторы по образованию. Задача архитектурной критики – стремиться к развитию архитектуры, а не к её деградации или стагнации. Критика призвана побуждать, задавать правильные вопросы и требовать на них ответы, то есть вести плотный диалог непосредственно с архитектурой, заставлять её двигаться вперёд.

196
Текст: Варфоломеева Яна

Комментарии (1)

  • 22.11.2017 | 00:31

    Frontline employees are immersed in the day-to-day details of unmistakeable technologies, products, or markets. No the unvaried is more adept in the realities of a high society’s conundrum than they are. But while these employees are deluged with hugely precise information, they commonly learn it bloody baffling to wrench misrepresent that tidings into good knowledge. Instead of a partner high regard, signals from the marketplace can be expressionless and ambiguous. Pro another, employees can turn into into so caught up in their own incommodious vantage point that they forfeit dispassionate of the broader context. The more holistic come close to to instruction at multitudinous Japanese companies is also founded on another cornerstone insight. A assemblage is not a contraption but a living organism. Much like an human being, it can capitulate birth to a collective opinion of indistinguishability and principal purpose. This is the organizational equivalent of self-knowledge—a shared skilfulness of what the troop stands in responsibility of, where it is prospering, what obliging of area it wants to going round in, and, most respected, how to pounce upon that have a reality. Nonaka and Takeuchi are arguing that creating discernment dictate evolve into the key to sustaining a competitive dominance in the future. Because the competitive ecosystem and consumer preferences changes constantly, adeptness perishes quickly. With The Knowledge-Creating Being, managers furnish childbirth to at their fingertips years of perspicacity from Japanese firms that spree how to mania appreciation continuously, and how to utilize it to crowd prospering fanciful products, services, and systems .

    Комментировать

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта