Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
11 сентября 2017 г.

AI-architects: «Опыт – наш рецепт»

Иван Колманок, партнёр и сооснователь архитектурной студии AI-architects, поговорил с BERLOGOS о реновации, авторитетности общественного мнения, истории места, победах и поражениях в конкурсах и необходимости открытого проектирования.

- Иван, расскажите, пожалуйста, как формируется команда архитекторов AI-architects, какие профессиональные качества вы цените, ищете ли единомышленников или приветствуете тех, с кем можно поспорить и у кого поучиться чему-то новому?

- У каждого проекта, над которым мы работаем, разные задачи, и для их решения требуются разные компетенции  – профессиональные области работы специалистов. Сначала мы раскладываем проект на составляющие и понимаем, какие компетенции для его реализации нам необходимы. А потом мы их «приобретаем»: если наш штат не способен «покрыть» все необходимые части проекта, тогда мы привлекаем специалистов со стороны. 

Иван Колманок за работой. Фото: Кристине Папян

Мы сотрудничаем на партнёрских условиях. Это гораздо более гибкая система, чем содержание постоянного штата одних и тех же людей. Кто-то лучше работает на стройке и ведёт надзор, кто-то хорошо рисует картинки, а кто-то придумывает концепции. Неправильно заставлять человека, который отлично справляется со стройкой, делать концепции.

Масштабные и комплексные проекты требуют больше компетенций: мы анализируем задачи и находим то, что нам нужно для достижения успеха в каждом конкретном случае. Если мы выступаем генподрядчиками, это значит, что в проекте будут задействованы, кроме архитекторов, 15 инженеров по всем разделам. Люди сидят с нами в офисе не год, не два и не пять, а в течение периода разработки и реализации проекта.

Иван Колманок с командой AI-architects. Фото: Кристине Папян

- В основе подхода студии – анализ и исследование. Очевидно, что каждый проект требует индивидуального подхода, но всё же: сложилась ли уже некая структура анализа, исследования? 

- Схемы нет. Проектный бизнес – это структура, а архитектурный конкурс – нет. В бюро есть место и бизнесу, и деятельности, не связанной с зарабатыванием денег. Мы собираемся и создаём классную архитектуру, ориентируясь на качество продукта и не думая, за сколько сможем его продать. И этот процесс творчества – вещь убыточная, а проектный бизнес – прибыльная. И одно «кормит» другое.

Проект ЖК «Пасха» разработан с учётом климатических особенностей России (холодных зим). Автор: AI-architects 

В бизнес-проектах мы опираемся на техзадание. Эти проекты всегда можно привести к нормальной структуре: по результатам исследований разложить на составляющие, расписать должностные инструкции, выделить этапы (чек поинты), понять, где ядро проекта, а где возможны отклонения.

А вот конкурсные проекты так разложить нельзя. Потому что в конкурсе всегда есть место новому. А как описать новое, если его ещё нет или оно только сейчас должно родиться? В процессе анализа могут возникнуть неожиданные открытия: например, что весь конкурс, по сути, не архитектурный, а градостроительный. Или что проект полностью зависим от сети транспорта. Получается, что в конкурсе мы не можем всё разложить, потому что не знаем, где возникает область инноваций. Безусловно, в конкурсах есть место и для предсказуемых вещей: из раза в раз делаются борды, иллюстрации, разрабатываются презентационные решения. Но это работа специалиста по 3D-проектированию. А что является областью инноваций, что нового ты сказал в архитектуре – знать с самого начала нельзя. Поэтому правила «игры» могут меняться в любой момент.

Школа в Тольятти. Автор: AI-architects  

Для школы в Тольятти созданы и интерьеры, и инфографика. Автор: AI-architects  

- Расскажите о сложностях, новых профессиональных задачах при реализации Боровицкой площади.

- Новым и одновременно непростым для нас стал вопрос коммуникации, связанный со статусом проекта. Возможность сохранить собственные интересы, авторскую позицию, отстоять степень качества реализации было непросто из-за высокого уровня ответственности всех участников проекта. Но мы справились и довольны результатом.

Боровицкая площадь в Москве стала популярным общественным пространством. Автор: AI-architects  

Архитекторы сохранили газон на Боровицкой площади, а деревьев стало больше

Архитектурная подсветка  подчёркивает пластику пространства ночью

- За ваш проект станции метро «Шереметьевская» проголосовали 124 тыс. москвичей. Что это для вас значит?  Как вы относитесь к подобной инициативе, когда на судьбу архитектуры влияет общественное мнение?

- Нам повезло в конкурсе на проект станции метро «Шереметьевская»: мнение жюри совпало с мнением общественности. Но так происходит не всегда, могут возникать разногласия: когда у людей проект победил, а у жюри – нет. И непонятно, кто же авторитетнее?

Исключительно правильное решение – узнавать мнение общественности. Архитектура во всём мире – такое же искусство, как литература и музыка, их мы с вами проходим в школе в рамках обязательной программы. Многие в состоянии отличить Моцарта от Баха, но в архитектуре ситуация иная. Архитектура в целом во всём мире – закрытая область, но в России – особенно. Так что любая популяризация архитектуры – это прекрасно, так как тогда общественное мнение будет ближе к мнению профессионалов.  

Станция «Шереметьевская». Автор: AI-architects  

Наземный переход станции «Шереметьевская». Автор: AI-architects  

- Вы участвовали во многих конкурсах. Победа даёт возможность реализации проекта, а что даёт поражение?

- Кто не ошибается, тот ничего не делает. Мы победили с «Шереметьевской», потому что до этого дважды проиграли. Это был наш третий конкурс на проект станции метро, и участвовали мы с абсолютным пониманием того, как проект будет рассмотрен, какие критерии оценки есть у каждой группы заинтересованных лиц. Мы можем нарисовать красивую станцию: в жюри будет девять архитекторов и один инженер, архитекторы скажут «браво», а инженер «мы не можем это сделать», и этот единственный голос станет решающим. 

Мы участвовали в 50 конкурсах, и при этом победным становился каждый 10. Но чтобы научиться получать каждую десятую победу, надо проиграть остальные девять. Опыт – это наш рецепт.

Мост разборный – каждую зиму его возводят на главной эспланаде ВДНХ

Благоустройство и ажурной деревянный мост на главной эспланаде ВДНХ. Автор: AI-architects   

- Сейчас вы работаете над проектом реновации московского района Хорошёво-Мнёвники. Ваше личное и профессиональное отношение к реновации? Важно ли для вас в проекте культурное напластование: неолитическая стоянка, село/ деревня, массовая застройка? Чем логичнее было бы, на Ваш взгляд, продолжить историю места?

- История места – очень важное понятие. В чём основное отличие реновации от проектирования жилого комплекса? В том, что после реновации на территории будут жить те же люди, что и жили до этого. К примеру, возьмём район, где неподалеку от домов – усадьба или парк, куда люди часто приходили. В случае с теми, кто прожил  там много лет, – эти территории – важная часть их детства: они перелезали через забор, чтобы попасть в эту усадьбу, ели яблоки из местного сада. Теперь они стали взрослыми, но им важно, чтобы эти воспоминания и места остались с ними. И для нас это тоже должно быть важным.

Надо внимательно рассматривать аспект истории,  сделать его одним из основных. Разрабатывая проект конкретной площадки в Хорошёво-Мнёвниках, мы подразумеваем программу в целом. Потому что, если на одной площадке допустить какую-то ошибку, дальше она будет множиться в рамках всей программы, именно поэтому мы уделяем столько внимания анализу – предлагаемые решения должны быть максимально взвешенными.

Иван Колманок и Александр Томашенко, партнёры AI-architects. Фото: Кристине Папян

- В рамках реновации по вашей инициативе создан междисциплинарный консорциум I-Renovation, в который вошли архитекторы, дизайнеры, урбанисты, экономисты, социологи, специалисты по транспорту и др. Также в работе вы придерживаетесь принципа открытого проектирования и транслируете процесс работы и анализа в facebook. Как возникла такая идея? Как думаете, станет ли это общепринятой практикой? К каким изменениям и последствиям это приведёт?

- Открытое проектирование в случае с консорциумом I-Renovation – причём, начиная с этапов, когда всем желающим доступны тезисы технического задания, – необходимо для того, чтобы люди лучше понимали, каким образом мы принимаем решения, какова их логика, чем они обоснованы.

Целесообразность открытого проектирования зависит от особенностей конкретного проекта.  Если жилой комплекс проектируется на месте заброшенного кукурузного поля, то мало кто проявит интерес к обстоятельствам, связанным с этим проектом.

Но в случае с реновацией – заинтересованных масса. Возможные конфликты интересов и большое число заинтересованных лиц являются главными причинами использования формата открытого проектирования. Поэтому мы проводим встречи с жителями реновируемого района,  отвечаем на их вопросы через страницы I-Renovation в социальных сетях – мы открыты для общения с конечными бенефициарами реновации – жителями.

131
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта