Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
13 апреля 2018 г.

Часть 2. О чём говорит Гётеанум?

«Здание — это орган, при помощи которого Бог может общаться с человечеством».

И. В. Гёте

Гётеанум имел и другое название – Дом Слова.

По Штайнеру, зданию необходимо говорить и этим разговором влиять на мышление и моральные качества посетителей. Он был благодарен всем посещавшим Дорнах, где архитектурные формы «говорили с людьми на звучном, гармоничном, воспринимаемым всеми присутствующими языке».

В основу антропософской архитектуры была положена своеобразная эргономика – очертания, цвета, интерьеры зданий должны благотворно действовать на физическое, эмоциональное и психическое состояние людей. Её цель – создавать активизирующую жизненную среду, особая атмосфера которой может влиять на сознание посетителей.

Гетёанум – своего рода ковчег гуманистического сознания в атмосфере «умирания культуры». Он силится вернуть утерянный гезамнткунстверк, интегрируя в общей системе образов архитектуру, скульптуру и живопись. Он берёт на себя роль храма и, как культовая архитектура символически выражает мысль о высшем, так и Гётеанум становится вместилищем и транслятором определённых смыслов и ценностей.

Форма выражает идею

Идея большого и малого куполов первого зданияимеет свой особый смысл.

Для сравнения – продольная в плане базилика побуждает посетителя к перемещению, в данном случае от входа к алтарю, с помощью чего символически проигрывается крёстный ход.

Базилика

Купольные здания, наоборот, уравновешивают движение: находящийся в центре под куполом не побуждается двигаться в какую-либо сторону, направляющие векторы взаимоуравновешены. Центрическое здание содержится в покое, символизируя сферическую гармонию космоса.

Центрическое здание. Пантеон 

Двухкупольное строение Гётеанума соединяет и центрическую ориентацию и продольную. По контуру купола имеют форму эллипса. Эта фигура даёт посетителю свободу выбора – оставаться в покое или продолжать движение. Взаимопроникновение куполов символически обыгрывает взаимодействие чувственного и духовного мира.

Чтобы создать ощущение нематериальности, в интерьере, с помощью колонн, ниш и окон в простенках, достигается прозрачность стены. Они имеют волю к расширению изнутри наружу, подобно тому как это происходит в растениях: сжатие-возрастание, концентрация и растяжение. Внешняя сторона остаётся тектонически определённой. Подобные динамические трансформации выражают различные представления о формах в природе,создавая эффект «дышащего организма». 

Колоннам придавался особый статус в пространственной организации. По Штайнеру, «каждая колонна должна провозглашать истины антропософской духовной науки». Они имели форму пятигранной призмы, а их капители, где каждая была уникальна, олицетворяли развитие, поступательное движение.

Зал с колоннами на макете первого Гётеанума

Относительно линии горизонта, колонны были установлены неравномерно. Пластическими средствами, в соединении с архитравом, они фиксировали не только вертикальную связь, но, вопреки канонам классицизма, и горизонтально-динамическую.

Направляющие, заданные колоннами, приводили зрителя в зал под малым куполом, где в оправе балдахина находилась деревянная скульптурная группа «Представитель человечества» высотой 9,5 метра, созданная Штайнером (скульптура – единственное, что сохранилось от первого здания).

Цвет – свет 

Многообразие цветовых потоков усиливало пластическую подвижность архитрава, колонн и других элементов интерьера первого здания. Подобно рекам, потоки двигались в своё устье – красочное озеро росписи купольного свода.

Подвижность и пульсация цвета, его мерцание и переливы оживляли конструкцию здания, являясь, по Штайнеру,его душой.

Цветовые решения интерьеров второго Гётеанума 

Окна – духовные глаза, просветление. Культовая архитектура прекрасно понимает значение окна для сакрального пространства. Художественная композиция Гётеанума ставит целью пробуждение в человеке лучших чувств, поэтому свет становится важной её частью. В игре света и тени, как нигде находит выражение запредельное.

Стекла изготовляли в специально построенной стекольной мастерской. Их гравировали по особой методике: места с глубокой гравировкой легче пропускали свет, там, где нужно было добиться тени, прорези делали неглубокими. Изобразительный сюжет витражей дополняется световой и цветовой нюансировкой. Игра света и тени приобщается к полифонии архитектурных масс и росписей, усиливает интимность пространства, как бы высвечивая его пятое измерение. 

Интерьер большого зала нового здания освещался восемью окнами: зелёные, розовые, голубые и фиолетовые стекла в различной тонировке повествовали о развитии мира и человека.

Экспрессивная архитектоническая риторика внутренних пространств нового здания также говорит о подвижности живого организма-здания. В основе этой подвижности – геологические силы земли, олицетворённые в кристаллических формах железобетонной конструкции.

Части, создающие целое

Язык, на котором говорит Гётеанум с посетителем нельзя назвать прямой речью и трудно отобразить в понятиях. Диалог строится на ментальном уровне. Здание-организм живёт и на уровне живого общается с человеком. Части, наполненные символических смыслом, работают на целое произведение. В этом целом архитектурного микрокосмоса, человек находит в себе связь с высшим. Ведь,Гётеанум, в конечном счете, олицетворяет модель Вселенной.

Можно почитать:

Символизм выразительности. О чём говорит Гётеанум?

Архитектура в революции и революция в архитектуре. Часть 1. Леду, Булле и архитектоническая революция

Архитектура в революции и революция в архитектуре. Часть 2. «Говорящая архитектура»


Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
29 декабря 2017 г.
18 декабря 2017 г.
11 декабря 2017 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта