Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
13 апреля 2017 г.

Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 5. Профилактории. Фабрика-кухня

Задачи по оздоровлению нации в советском государстве, как известно, имели высочайший приоритет. Для этого организовывались спортивные смотры, мероприятия, носящие мощный заряд пропаганды здорового образа жизни. Но всё это было бы не полноценно за отсутствием собственно конкретных методов, улучшающих систему здравоохранения в общем.

В первой четверти ХХ столетия врачи ясно осознали, что для борьбы с эпидемиями (которых во времена Первой мировой и Гражданской войны было немало) необходимо принципиальное изменение характера медицинского обслуживания населения. Кроме того, что планировалось реорганизовывать административный порядок в медицине, меняли и сам взгляд на проблему заболеваний. Так стало понятно, что значение профилактики имеет едва ли не большее значение, чем непосредственно лечение болезни.

В связи с этим министр наркомздрава Н. Семашко говорит о важности профилактики и связанной с ней диспансеризации. Сказано – сделано. Для решения этих задач создаются диспансеры: туберкулёзные, психоневрологические, наркологические, венерологические и т. д. Диспансерное обслуживание включалось в разветвлённую сеть медицинских учреждений, предполагалось оно, в частности, и для рабочих предприятий, заводов, фабрик.

В систему районной городской застройки начинает включаться такая разновидность зданий как профилактории. При разработке проектов этого типа сооружений главными вопросами были проблемы организации, так как функциональное зонирование в медицинских учреждениях было больше чем необходимо. Нередко для этого проводили консультации со специалистами-медиками.

Но архитекторов озадачивало не только объединение различных частей единого комплекса здания с точки зрения функционального строя, но также и с позиции композиционно-стилевого единства. И нельзя сказать, что им это не удавалось.

Великолепным в данном отношении примером является профилакторий «Текстильщица». Завершён он был в 1930 году, а в его строительстве принимала участие группа архитекторов: Л. В. Руднев, И. И. Фомин, О. Л. Лялин, Я. О. Свирский, Е. А. Левинсон.

Центральный узел здания с главным входом составляет связка разновысотных прямоугольных объёмов. Группировка окон здесь достаточно произвольна и асимметрична. Часть окон сдвоены лёгкими акцентами линий козырька, другие, с затенёнными простенками, объединены ленточным образом. Главная вертикаль в горизонтальной плоскости немного смещена, что образует тупой угол. Соединение её с другим корпусом решено за счёт вставки балконной площадки, которая вторит выступу первого этажа, а также очерчивает уровень высоты. 

Затопленное крыльцо образует пустоту, которая снимает тяжесть и давление с наиболее крупного объёма конструктивисткой группы.

От центра, вдоль проспекта, отходит самый длинный корпус здания. Его горизонтальное положение выделено сплошной линией тяги, частично перехваченной козырьком, вписанным между двух выступающих блоков. 

Движение этой части комплекса замыкается не менее сложной, чем в центре, комбинацией прямоугольных масс. 

И здесь мы видим вписанную плоскость балконной площадки, подобной той, что расположена в центре. Главной фигурой торца служит мощный параллелепипед лестничной площадки, который будто с усилием продолжает движение длинного корпуса, что создаёт напряжение напора в общей кубисткой композиции.

С противоположной стороны здание завершается Г-образным поворотом корпусов. Такое решение, вероятно, было принято, чтобы задать границы участка-сквера перед профилакторием и обособить его от остальной застройки. 

Повёрнутый перпендикулярно корпус тоже отличает пластическая сложность. На плоскости фасада разного формата выступы, уступы чередуются с пустотами затопленных дверных проёмов.

Со стороны двора была разбита просторная зелёная зона с дорожками для прогулок, местами для отдыха. Сюда также был вынесен массив центрального узла, а в общей композиции и здесь сохранены многочисленные детали конструктивистского стиля. 

В этом сложном комплексе объединили самые разнообразные по назначению медицинские учреждения: здесь под единой крышей находились пункт охраны материнства и младенчества с молочной кухней, помещения детской и взрослой поликлиники, водо- и грязелечебница, противотуберкулёзный диспансер и т. д. В день профилакторий принимал до 3,5 тысяч посетителей и в своё время, по уровню технического оборудования и функциональной организации, считался одним из лучших и масштабных в Европе.

Другой, не менее значимый профилакторий, был построен в Кировском районе Ленинграда. Как и «Текстильщица» он проектировался под руководством архитектора Льва Руднева в соавторстве с О. Л. Лялиным, Я.О. Свирским и И. И. Фоминым.

Главный, преимущественно трёхэтажный корпус продолговатым массивом вытянут вдоль улицы. 

От него вглубь большого озеленённого двора отходят три Т-образных в плане корпуса. 

Горизонтальность основного корпуса усилена протянутыми во всю длину тёмными линиями тяг, идущими параллельно группам ленточных окон (технические реалии того времени не позволяли создавать сплошное ленточное остекление, поэтому для достижения подобного эффекта окна перехватывали затенёнными простенками).  

Однообразие горизонтального разбега прервано повышенными прямоугольниками лестничных шахт. Глухой объём фигур разбавлен вставками сплошь застеклённых призм. Интересно решены они и в плане равновесия. Облегчённая стеклом правая сторона уравновешивается низкой частью справа, массу которой увеличивает чуть смещённая входной дверью центральная ось. 

Весь фасад испещрён схематичной сеткой рустовки, а немногочисленные классицистические декоративные мотивы решено было добавить уже по окончанию строительства, что конечно несколько противоречило духу строгого конструктивизма в его погоне за чистотой форм.

В левой части, со стороны торца, здание оканчивается врезанным в двухэтажный блок параллелепипедом, поставленным перпендикулярно вставкам лестниц. Как в профилактории «Текстильщица», этот объём визуально продолжает горизонтальное скольжение основного корпуса, но уже с усилием, сдерживаемый, как в тисках, массой боковых блоков.

В правой части протяжённого корпуса – углублённый главный вход, с нависшим над ним массивным объёмом и угловыми террасами, которые поддерживаются столбами. С торца эта часть здания продублирована объёмом параллелепипеда лестничной шахты. 

Отсюда строение Г-образно заворачивает, фланкируя участок внутреннего двора, где изначально был разбит яблоневый сад. 

Общая асимметричная композиция здания подчинена прямому углу, объёмы и плоскости переходят и словно врастают друг в друга. Сложная расчленённость структуры объясняется необходимостью разделения комплекса на зоны, соответствующие видам болезни или характеру медицинского обслуживания.

В практике архитектурного авангарда разрабатывался ещё один тип зданий – фабрики-кухни. Главной целью таких фабрик была поставка горячего питания на производство. Таким образом решались две задачи: освободить женщину от «кухонного рабства» и более рационально организовать производственный процесс. В день на предприятия в специальных термосах отправлялось от 10 до 30 тысяч обедов.

Традиционно фабрика-кухня была 3-4-хэтажная, имела подвальный и полуподвальный этажи. Подвал использовался для холодильников и продуктовых складов, полуподвал – для комнат персонала. На первом этаже находились различные цеха: мясной, овощной, рыбный, холодный и горячий и т. д. Здесь же были магазин и закусочная. Второй этаж был организован как столовая (часто в качестве столовой использовалась и крыша), третий – для банкетных залов.

Процесс приготовления был в основном механизированным, технологический процесс проходил по замкнутому кругу. Продуманное функциональное зонирование позволяло избегать столкновений на линии производства. Кроме этого, кухни были технически оснащены: электрические овощерезки, картофелечистки, хлеборезки, машины для замеса теста, электросковородки, особые духовые шкафы – всё отвечало современным технологическим требованиям.

Все самые крупные предприятия общественного питания проектировались в основном одной группой архитекторов – А. К. Батручевым, И. А. Гильтером, И. А, Меерзоном и Я. О. Рубанчик.

Одним из первых подобных зданий в Ленинграде стала Выборгская фабрика-кухня, построенная в 1930 году.

Парадная часть здания выделена длинным ленточным окном, встроенным в горизонтально лежащий блок, опирающийся на два высоких столба. Образованная пустота диагонально перекликается с пустотой террасы в правой части фасада. 

Вертикальный блок, с врезанными в него горизонтальными частями здания, разряжен крупными витражами парадной лестницы. Над ним выступает широкая плоскость консольного козырька – главного композиционного акцента здания, прикрывающего обеденный зал на открытом воздухе. 

Эта часть комплекса наиболее выразительна. Крупная масса блока облегчается крупным окном, над которым выступает полукруглый балкон, формирующий рельеф и подвижность. 

С боковой стороны двухэтажный корпус, где находились обеденные залы, вдавлен вглубь двумя массивными блоками. Его фасад обыгрывает ритм перехваченных посередине схематичных пилястров, которым созвучны и узкие окна дальнего блока, и перемычки окна слева. 

Вся многочастная структура сложного комплекса подчинена функциональной сообразности назначения здания. Технологический процесс диктовал архитекторам свои условия, но происходило это не в ущерб эстетики. Здание композиционно выразительно и выдержано в едином стилевом чувстве.

На примерах вышеуказанных сооружений и проектов видно, с каким почти экстатическим рвением архитекторы будущего пытались создать среду, максимально отвечающую потребностям и отдельного человека, и коллектива. Немного утопичная мечта основания идеального города посредством рационального подчинения пространства владела головами тогда ещё молодых и окрылённых свежими идеями архитекторов. Насколько она наивна или неоправданная нам неизвестно, но известно, что без короткой эпохи авангарда архитектура не была бы такой, какая она есть. 

Читайте также:

Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 4. Учреждения культуры
Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 3. Учебные заведения
Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 2. Жилые массивы
Архитектурный авангард Ленинграда. Вступление  

93
Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
6 марта 2017 г.
3 февраля 2017 г.
2 февраля 2017 г.
24 января 2017 г.
12 января 2017 г.
28 декабря 2016 г.
28 декабря 2016 г.
13 декабря 2016 г.
8 декабря 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта